Прекрасные женщины израильской разведки

ЖЕМЧУЖИНЫ «МОСАДА» 

Mossad_seal

Представительницы прекрасного пола не только украшали израильскую разведку, но и показывали пример самоотверженности и профессионализма

Иосиф ТЕЛЬМАН, кандидат исторических наук (Нешер)

Вопреки очень распространенным легендам, женщина-агент, нелегал — не такое уж частое явление в деятельности израильской разведки. Сказывается специфика Востока. Уважающий себя араб никогда не будет вступать в какие-либо деловые контакты с женщиной. Такое отношение к прекрасной половине человечества в мусульманских странах всегда приходится учитывать нашим спецслужбам. «Женщина не может и не должна заниматься сбором информации в арабском мире» — такова была твердая установка руководителей «Мосада».

Тем не менее, в разведке работает немало женщин, в том числе и на оперативных должностях. В израильских спецслужбах стремятся не подвергать женщин риску и всегда посылают их с разведывательными заданиями только в случае крайней необходимости. Но такая необходимость возникает не так уж редко.

Прежде всего расскажу вкратце о тех израильских «бондах в юбке», имена которых в последние годы — на слуху.

ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ ЛИЛИ

Лили Кастель начала работать в «Мосаде» в 1954 году. Она пришла в разведку, имея за плечами солидный опыт, приобретенный еще до создания Государства Израиль. Лили была полиглотом, одинаково хорошо владела ивритом, английским, французским, немецким и русским языками, неплохо говорила также по-итальянски и на арабском. Она отличалась внешней привлекательностью, была обворожительно красива, и вместе с тем все, кто с ней работал, отмечали, что она была умным, инициативным и надежным оперативником. Руководитель израильской разведки Исер Харель считал, что она с успехом использовала как свой интеллект, так и внешность для выполнения различных заданий в странах Европы, характер которых до сих пор остается государственной тайной.

Вообще Лили Кастель — это одна из живых легенд израильской разведки. Образ темноволосой красавицы, аса разведки, старшего офицера «Мосада», умной, волевой, решительной, всегда готовой к подвигу, уже много лет можно часто встретить в европейских и американских книгах, фильмах и телесериалах. Прототипом для него была именно Лили.

ЕГИПТЯНКА ПО ИМЕНИ ИОЛАНДА

Одной из лучших разведчиц «Мосада», участницей многих его операций была Иоланда Хармер (девичья фамилия Габай). В «Мосаде» она работала под псевдонимом Хар-Мор. Она пришла в разведку, когда еще не было не только «Мосада», но и самого еврейского государства. Это было в дни Войны за Независимость. Иоланда жила тогда в Египте. Ее мать была еврейкой. Однако об этом мало кто знал, все считали Иоланду египтянкой.

По профессии Хармер была журналистикой. Ее статьи, репортажи, очерки печатались довольно часто в некоторых парижских газетах и журналах. Публикации ее появлялись и в каирской прессе.

На одном из приемов в столице Франции она познакомилась с Моше Шаретом, который вскоре после этой встречи стал министром иностранных дел Израиля. Он предложил Иоланде, в которой разглядел потенциал будущей разведчицы, сотрудничать во благо молодого еврейского государства. Она, не колеблясь, сразу же дала согласие.

Пользу, которую она принесла израильской разведке, трудно переоценить. Ее близкими знакомыми были многие влиятельные люди в Каире — военные, бизнесмены, политики, дипломаты. Она была вхожа и к некоторым министрам. Особенно часто общалась с главным советником генерального секретаря Лиги арабских стран Махмудом Малуфом. Так что информация от агента Хар-Мор поступала обширная и очень нужная. Она сообщала о решениях, которые принимались египетским руководством, и даже о его планах, о дислокации армейских частей и их передвижениях, о перевооружении армии и др.

Однажды генсек Лиги арабских стран, с которым она часто общалась и из канцелярии которого черпала много полезной информации, заподозрил в Иоланде израильского агента и поделился сомнениями с шефом египетской контрразведки. Иоланду арестовали, но прямых улик против нее не было. В дело вмешались ее высокопоставленные покровители, и она вышла на свободу. Сразу же уехала в Париж. Затем продолжала работать в «Мосаде», но уже выполняла задания за пределами ближневосточного региона.

ЛЕГЕНДАРНАЯ СИЛЬВИЯ

Сильвия Рафаэль — еще одна легендарная разведчица «Мосада». Она родилась в ЮАР. Там же прошла и ее юность. Мать Сильвии была христианкой, отец — евреем, однако полностью ассимилированным. Так что воспитание она получила весьма далекое от еврейских духовных ценностей. И все же в душе она была еврейкой и только еврейкой. Внимательно следила за тем, что происходит в Израиле, и сопереживала.

Сильвию всегда тянуло на Землю обетованную. Ей было 26 лет, когда в 1963 году приняла решение перебраться из ЮАР в Эрец-Исраэль. Она легко и быстро освоила иврит, отлично владела английским и французским языками. Попутно изучила еще три языка — испанский, немецкий и арабский. Поступила на работу в школу, где преподавала английский и французский языки.

Молодая, красивая, эффектная женщина, знавшая много языков, свободно говорившая по-арабски, заинтересовала наши спецслужбы. Познакомившись с ней поближе, сотрудники израильской разведки решили: да она просто рождена, чтобы работать в «Мосаде». О дальнейшей судьбе Сильвии читатели «Секрета» неоднократно читали.

Недавно на 68-м году жизни после тяжелой болезни Сильвия Рафаэль скончалась. Ее похоронили в Израиле с высшими воинскими почестями, отдавая дань ее большому вкладу в обеспечение безопасности еврейского государства.

ПОД ПСЕВДОНИМОМ «СИНДИ»

Эта история о соблазнении «атомного шпиона» послужила сюжетом для нескольких фильмов, в которых, правда, действующие лица не имеют никакого отношения к Израилю.

…После интенсивных поисков сотрудники разведки обнаружили Мордехая Вануну в одном из лондонских отелей, где он проживал под чужим именем. Мордехай почти не покидал отеля, только в случае крайней необходимости. Но в этот день, 24 сентября 1986 года, решил прогуляться по британской столице. Он чувствовал себя очень одиноким, и тоска стала его постоянным спутником. Забрел в Лестер-сквер. Его внимание сразу же привлекла высокая, стройная блондинка в коричневом твидовом костюме. Она стояла у скульптуры Чарли Чаплина и внимательно ее разглядывала. Вануну давно уже близко не общался с женщинами, и незнакомка ему понравилась с первого взгляда. Сильно смущаясь, он подошел к молодой женщине и заговорил с ней. Она ответила. Мордехай предложил продолжить разговор в кафе за чашечкой кофе. Незнакомка охотно согласилась.

Синди, так назвала себя женщина, рассказала, что приехала из Америки, путешествует одна. Молодые люди встретились на следующий день, потом еще. Они пока что не только не занимались любовью, но даже не целовались. На шестой день знакомства Синди вдруг предложила поехать в Рим. Там живет ее сестра, квартира которой будет в их распоряжении. Сестра как раз уехала. От такого предложения томимый желанием интимной близости Мордехай просто не мог отказаться. Самолет приземлился в аэропорту Леонардо да Винчи. Синди взяла такси, вернее, Мордехай думал, что это такси. Подъехали к большому многоквартирному дому. Поднялись на лифте. Синди своим ключом открыла дверь. За ней оказались крепкие мужские руки, которые схватили Вануну. Синди он больше никогда не видел. Ему ввели сильный наркотик, и очнулся предатель не скоро.

Под именем Синди действовала агент «Мосада» Шерил Бен-Тов, американская еврейка, которая оставила своих близких и приехала в Израиль, чтобы помогать еврейскому государству. Она работала учительницей. Когда «Мосад» получил задание доставить предателя в Израиль, ее порекомендовал сотрудник разведки Марисель. И ее включили в группу, которой поручалось выполнить важное задание. Шерил свою роль сыграла великолепно, просто артистически. Вануну доставили в Израиль на грузовом судне.

ЧЕРКЕССКОЕ ЧУДО ИЗ «МОСАДА»

А теперь позвольте перейти к более подробному рассказу о женщине, не столь известной нашим читателям.

«Жемчужина израильской разведки» — такой почетный титул заслужила Амина аль-Муфти. Ее вклад в обеспечение безопасности Израиля просто трудно переоценить, поскольку поступавшая от нее информация предотвратила сотни терактов палестинских боевиков. Эта информация позволила скоординировать антитеррористическую деятельность израильских спецслужб.

Амина, без сомнения, была самым талантливым агентом «Мосада», внедренным в палестинскую среду в 70-х годах прошлого столетия.

Амина аль-Муфти родилась в 1935 году на территории Иордании в довольно зажиточной черкесской семье. Ее предки были переселены с Кавказа после русско-турецких войн XVIII-XIX веков. Несмотря на общность религии, в силу ряда обстоятельств черкесы зачастую враждовали с арабами. В то же время с евреями, как правило, у них складывались добрососедские отношения. После создания Государства Израиль черкесы не только проявили себя как его лояльные граждане. Многие из них прекрасно себя зарекомендовали в рядах ЦАХАЛа и в разведке. Все это объясняет интерес «Мосада» к молодой черкешенке, которая довольно долго жила в Австрии и там же получила медицинское образование.

В 1972 году Амина по собственной инициативе обратилась в «Мосад» и заявила, что она готова принять участие в борьбе с палестинскими экстремистами. Это решение пришло к ней далеко не сразу. Она ненавидела арабских террористов и их наставников, для которых человеческая жизнь ничего не значила. К тому же она выросла среди палестинских арабов и сама остро ощущала те притеснения и унижения, которым подвергалась ее семья с их стороны. И это сыграло не последнюю роль в стремлении Амины помогать спецслужбам Израиля бороться с врагами еврейского государства.

Амина аль-Муфти стала для «Мосада» настоящей находкой, идеальным агентом. Прекрасные внешние данные буквально завораживали мужчин и редко кого из них оставляли равнодушными. Ее отличал высокий интеллект. Амина получила прекрасное медицинское образование и была квалифицированным врачом.

Специалисты «Мосада» отмечали ее психологическую устойчивость. К тому же ее ценность как агента особенно велика была в связи с тем, что она просто великолепно знала палестинскую среду и в случае необходимости могла легко в нее войти.

Амина свободно владела ивритом, арабским, английским, французским, черкесским, турецким и немецким языками.

Существует весьма распространенное мнение, будто Амину аль-Муфти завербовал пилот израильской авиакомпании. Он вскружил голову молодой красивой черкешенке и склонил ее к сотрудничеству с «Мосадом».

Эта версия — легенда и только. Никогда израильская разведка не станет вербовать ценного агента посредством шантажа, запугивания или использовать любовные связи. Такой агент может рано или поздно сломаться. Тем более женщина. Разочарование в любовнике может привести к тяжелой душевной травме и в итоге превратить ее в злейшего врага.

Исаак Дойчман в книге «Спецслужбы Израиля» (М., «Вече», 2004) пишет:

«Гораздо больше оснований предполагать, что «пилот» был просто вербовщиком или, по крайней мере «совместителем». Во всяком случае, никаких сведений о «романе с пилотом» больше в ее биографии не было. А вот многочисленные сведения о ее ненависти к ООП и экстремистам, которые, по ее мнению, продлевали ближневосточный конфликт и приносили страдания всем народам, имелись».

Амина аль-Муфти была тайно переправлена в Израиль, где прошла обучение в специальной школе «Мосада». В ходе ее подготовки к будущей работе в разведке инструкторы и наставники отмечали феноменальные способности, старание и высокую работоспособность. Они говорили:

«Эта смуглая красавица станет жемчужиной израильской разведки».

Амина оправдала эти надежды.

После окончания учебы Амина аль-Муфти уехала в Австрию. Через некоторое время она переехала в Бейрут. Здесь на деньги «Мосада» открыла частную клинику.

Важной проблемой для Израиля всегда был и остается палестинский терроризм. В 1970 году штаб-квартира ООП перебралась в Ливан, откуда бандиты Арафата стали совершать рейды на территорию Израиля. Поэтому для «Мосада» жизненно важно было иметь в Ливане своих надежных агентов. Одним из них и стала Амина. Перед ней поставили важные задачи, в частности, сблизиться с верхушкой ООП и стать там своим человеком, наладить канал легализации агентов израильской разведки.

Буквально сразу же после приезда Амины аль-Муфти в Бейрут поток ценнейшей информации стал поступать оттуда, что называется, от первоисточника. Амина удивительно быстро сумела проникнуть в верхушку ООП и сблизиться с ней. Она стала личным другом таких известных палестинских предводителей террористов, как Вади Хаддат и Жорж Хабаш, была постоянным гостем в доме Арафата и других палестинских лидеров. Амина была настолько талантливой актрисой, что ни у кого не возникло подозрения, что она может быть резидентом «Мосада» в Бейруте.

В период деятельности Амины на ниве разведки, «Мосад» знал не только о том, что происходило в высших эшелонах руководства ООП и входивших в нее террористических организаций, но и об акциях, предпринимаемых советской и восточногерманской разведками на Ближнем Востоке.

Убийство наших спортсменов во время Олимпийских игр в Мюнхене вызвало шок в Израиле. Премьер-министр Голда Меир заявила, что это преступление не будет безнаказанным. И это были не простые слова.

С февраля 1973 года началась подготовка операции под кодовым названием «Весна молодости». В ней участвовали сотрудники «Мосада» и спецназ «Сайерет маткаль». Ее целью прежде всего было уничтожение террористов — организаторов и участников нападения на наших спортсменов в Мюнхене. В Бейруте тогда жили Мухмад Абу-Юсеф — лидер и идейный вдохновитель организации «Черный сентябрь», Камаль Аднан — куратор всех терактов боевиков ФАТХа, Камаль Насер, планировавший проведение терактов и подбиравший «кадры» для их осуществления и др.

Для проведения операции спецназ получил от «Мосада» всю необходимую информацию, добытую Аминой и другими агентами, точное описание района, где жили террористы. А жили они на северо-западе Бейрута в престижном районе Рамлат аль-Бейда. Амина здесь знала не только каждый дом, но и каждый кусочек территории. Так что сведения, поступившие от нее, были подробными и точными. Информация, полученная от аль-Муфти при подготовке операции «Весна молодости», не ограничилась только местонахождением квартир «руководящих террористов». Она сообщила точные координаты штаба ФАТХа, из которого велась корректировка террористической деятельности в секторе Газа, и двух заводов по производству оружия. Все эти объекты были строго законспирированы под жилые дома и располагались в густонаселенных районах Бейрута.

В результате операции «Весна молодости», проведенной израильской разведкой и спецназом в апреле 1973 года, были уничтожены 15 террористов ООП, в том числе такие влиятельные фигуры как Махмуд аль-Наджар, Камаль Адван, Камаль Насер, непосредственно причастные к убийству наших спортсменов в Мюнхене. Израильские коммандос взорвали штаб ФАТХа в Бейруте и два завода, изготовлявшие оружие и боеприпасы.

Были у Амины и досадные неудачи. В начале августа 1973 года она сообщила, что 10 августа руководитель Народного фронта освобождения Палестины — НФОП Жорж Хабаш вылетает из Бейрута в Багдад. Директор «Мосада» Цви Замир доложил эту информацию министру обороны Моше Даяну. Решили провести операцию «Перехват». В указанный Аминой день израильские истребители засекли и перехватили ливанский самолет и заставили его приземлиться на военном аэродроме в Израиле. Пассажиров вывели и допросили поодиночке. Террориста среди них не оказалось. «Наводка» Амины на этот раз оказалась неверной. По какой-то причине Жорж Хабаш в последний момент отменил свою поездку.

Аналитики израильской разведки весьма точно просчитали возможное развитие событий в Ливане. Гражданская война, вспыхнувшая в 1975 году в этой стране, была предсказана израильскими спецслужбами после изгнания палестинцев из Иордании. Именно в 1975 году, в самый разгар боев, клиника Амины аль-Муфти работала с полной нагрузкой. В нее стали поступать сотни палестинских раненых боевиков. Как это ни парадоксально, но фактически «Мосад» финансировал лечение террористов из ООП. Тем не менее, вложенные средства оправдали себя в десятикратном размере. Поток ценнейшей информации поступал в Израиль непрерывно.

Амина была действительно жемчужиной «Мосада». Израильская разведка принимала все необходимые меры, чтобы обезопасить ценного сотрудника. Амина никогда не встречалась с агентами «Мосада» в Ливане. Она передавала свои сообщения по рации. Однако регулярное использование радиопередатчика грозило провалом. Поэтому важную информацию она часто передавала разведке через «почтовые ящики-тайники», предварительно оставив «маяк» в условленном месте. Но меры предосторожности оказались все же недостаточны. «Отряд-17″ — палестинская контрразведка случайно выявила один из «почтовых ящиков», его «засветил» агент-связник, который не заметил за собой наблюдение и забрал сообщение для передачи его по цепочке связи. Таким образом, контрразведке палестинцев удалось выйти на резидента «Мосада».

Проведя обыск в клинике и квартире аль-Муфти, палестинская контрразведка нашла радиопередатчик и другие улики. Амину арестовали и подвергли зверским пыткам. Ее допрашивали следователи из «отряда-17″ при участии «специалистов» из КГБ и «Штази». На несколько лет она полностью исчезла из поля зрения израильских спецслужб. Все попытки узнать о ее дальнейшей судьбе были безрезультатны. Как выяснилось позже, ее продержали в заключении около 5 лет, практически в полной темноте, в одной из пещер в пригороде ливанского портового города Сидон. В 1980 году Амину доставили на Кипр и при посредничестве Международного Красного Креста обменяли на двух палестинских террористов, приговоренных к пожизненному заключению. Амина получила новые документы и работает врачом на севере Израиля. Никто из ее коллег и не подозревает, какая у этого доктора героическая биография.

РАЗВЕДЧИЦА НОМЕР ДВА И ДРУГИЕ

В «Мосаде» сейчас работает немало женщин. Согласно публикациям израильских СМИ, они составляют не менее 20 процентов личного состава оперативных работников. Женщины ныне занимают должности, которые не так давно считались прерогативой мужчин. Но на самый верх пирамиды удалось забраться лишь единицам. К.Капитонов в книге «История «Мосада» и спецназа» пишет, что самой высокопоставленной женщиной в «Мосаде» была и остается Ализа Маген. Она занимала пост заместителя директора «Мосада». То есть была человеком номер два в одной из самых могущественных разведок мира.

- Для меня все в «Мосаде» началось случайно, — рассказывает она. — Собственно, меня взяли туда простой служащей, делопроизводителем. До этого успела отслужить в армии. Через несколько месяцев после того, как я поступила на работу, там срочно для выполнения некой миссии потребовался человек, свободно говорящий по-немецки. А немецким я владела практически как родным языком. Мне тут же оформили заграничный паспорт, и я поехала. Это был прорыв. Я стала оперативным работником, не пройдя даже базисной спецподготовки.

После первой операции директор «Мосада» Исер Харель обратил внимание на Ализу, ее стали привлекать для выполнения важных оперативных заданий.

Начальниками отделов в разведке работали Малка Браверман, Яэль Познер и другие. Однако делать карьеру в разведке женщинам сложнее. Отслужив несколько лет на офицерской должности, женщины часто покидают «Мосад» по простой причине — они хотят создать семью, рожать детей.

ЕГИПЕТСКИЙ СОБЛАЗНИТЕЛЬ

«Мосад» изредка использует женщин для компрометации объектов разработок. Для этой роли предпочитают одиноких женщин и берут их на такие операции только однократно.

Если шантаж на сексуальной почве является составной частью какой-либо операции, то разведка предпочитает использовать настоящих проституток. Исаак Дойчман в книге «Спецслужбы Израиля» отмечает, что гораздо свободнее «Мосад» эксплуатирует в сексуальном плане своих сотрудников-мужчин. Интимные связи агентов с секретаршами иностранных посольств и другими женщинами, которые могут сообщить полезную информацию, стали обычной практикой.

Кстати, такие методы часто использует египетская разведка. Так, молодая красивая шотландка Рона Ричи работала с лета 1981 года пресс-атташе британского посольства в Тель-Авиве. Ее как-то пригласили на коктейль в египетское посольство. Здесь она с первого взгляда влюбилась в дипломата, второго секретаря Рифата аль-Ансари. Завязался бурный роман. Ричи оказалась полностью во власти своих чувств. Она передала своему любовнику много секретных документов британского МИДа.

У израильских спецслужб были точные данные, что Ансари — кадровый разведчик. Кстати, в Каире у него была жена и двое детей. Израильская контрразведка решила положить конец этой связи и передала англичанам подробную информацию. Ричи вызвали в Лондон и арестовали. Она признала себя виновной и раскаялась. Это учел суд и вынес довольно мягкий приговор.

* * *

Но вернемся к нашим женщинам «Мосада». Их вклад в обеспечение безопасности Израиля невозможно переоценить. Хотя в чем именно заключается конкретно вклад многих из них, пожалуй, узнают только наши внуки.

About these ads

One Trackback to “Прекрасные женщины израильской разведки”

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Вы комментируете при помощи своего аккаунта WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Вы комментируете при помощи своего аккаунта Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Вы комментируете при помощи своего аккаунта Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Вы комментируете при помощи своего аккаунта Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

Отслеживать

Get every new post delivered to your Inbox.

Join 448 other followers

%d bloggers like this: