Не очень добрые самаритяне (с точки зрения бедных овечек)

БАРАНЬЯ КОРРИДА НА ХОЛМАХ САМАРИИ

Один день среди самаритян

Лидия МИХАЛЬЧЕНКО. Фото автора

На снимке: печаль глубокая в его глазах…

У большинства из нас название представителей этого этноса вызывает ассоциации с евангельской притчей о добром самаритянине. Сами самаритяне, когда им напоминаешь эту притчу, чаще всего болезненно морщатся: Иисус-то имел в виду, что ДАЖЕ самаритянин может оказаться хорошим человеком, то есть, относился к шомроним с пренебрежением. А напрасно: немногие народы сохранили верность своему прошлому в такой неприкосновенности. Лучший способ убедиться в этом – побывать на празднике у самаритян. Лучше всего, если это произойдет в Песах…

Дорога в поселение к самаритянам пролегает мимо городов и поселков, находящихся на территории А, запретной для визитов израильтян. На шоссе предупредительные красные таблички. В зону А можно заехать ненароком.

Молодежный израильский проект «Шиши шаббат» предоставил уникальную возможность побывать на празднике Песах у самаритян и лично наблюдать церемонию, радикально отличающуюся от принятой у современных религиозных евреев.

Доезжаем до поста израильских сил безопасности. Военные настаивают на нашей пересадке в бронированный автобус и, после некоторой суеты, нам удается занять автобус и найти водителя к нему.

Подъем на гору занимает несколько минут и мы оказываемся в чуднОм месте.

Поначалу мне показалось, что я нахожусь в одном из небедных сел Ингушетии. Женщины в платках на кавказский манер, широкие дворы с навесами, под которыми расположились многочисленные дети. Военные на дороге, опять же. Вот только обилие музеев — целых три на такое маленькое поселеньице, сбивало с толку.

Эти люди, количеством семь сотен человек на весь земной шар, считают себя евреями, наследниками Авраама, у них есть коэны и первосвященник, разговаривают на арабском, соблюдают кашрут, чтут Тору и совершают ритуальные жертвоприношения на праздник Песах.

У них он начался 4 мая. Событие ознаменовалось массовым приготовлением шашлыка на главной площади села, где выстроен главный жертвенник.

Наблюдать церемонию, кульминацией которой стала одновременная гибель более полусотни животных от острых самаритянских ножей, стеклись тысячи туристов, студентов, журналистов и просто любителей зрелищ. Наблюдалось также некоторое количество высокопоставленных палестинско-подданных, расположившихся поближе к жареному.

Недостатка в разнообразии публики на празднике Песах не было.

Напротив, со всех сторон гостей поселка густо обступал неподражаемый колорит, а ближе к началу и вовсе захлестывал.

Помимо перечисленных категорий людей, общую гармонию дополняли животные.

Ушастые серые ослики под потертыми седлами, — этот вид транспорта, не устаревший здесь несмотря на появление такси и маршруток, стоял в ожидании гостей праздника, желающих прокатиться.

Овечки и бараны, невинные жертвы культа, жалобно и обреченно блеяли, когда их тащили сквозь всю пеструю толпу по главной улице — кого за связанные рога, кого за ноги, а кого — взвалив на плечи.

Не осознавая почета быть принесенными в жертву Богу, парнокопытные, в отличие от танахического Ицхака, вовсе не смотрелись покорными судьбе и делали попытки бежать.

Тогда получалось нечто вроде бараньей корриды на холмах Самарии.

Начало церемонии мучительно оттягивалось,  и изможденные жарой и ожиданием туристы заходили в небольшие кафе.

Но не тут-то было. По случаю священного праздника самаритянский общепит отменил еду и подавал исключительно кофе и прохладительные напитки. Этого выехавшие в шесть утра из дому экскурсанты пережить не могли и скупили все доступные чипсы в лавке рядом с музеем.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Вверх от поселения по горе Гризим находятся развалины огромного христианского храма византийского периода.

Отсюда хорошо виден Шхем, смотрящийся сверху как нагромождение некрашеных бетонных построек.

Не все самаритяне живут в Самарии. Часть общины обитает в Холоне и резко отличается от сельских сородичей. Так, среди девичьих компаний в день Песаха легко было отличить „городских” по одежде и манере держаться.

Внук одного из коэнов, любезно согласившийся ознакомить нас с обычаями своей общины, рассказал, что ее традиции практически не претерпели изменений за более чем три с половиной тысячи лет.

Самаритяне не мешают мясное с молочным, учат Тору в обязательном порядке и передают таинство ритуалов от отца к сыну.

Вот только во времена второго Храма здешние мужчины не брали в жены украинок. А сейчас такое случается, поскольку своих девушек на всех не хватает.

Правда, любая неместная барышня, засватанная самаритянином, проходит в течение полугода особый гиюр, принятый здесь, и только после этого вправе сочетаться настоящим кошерным самаритянским браком.

Национальность здесь передается по отцу, поскольку этот народ не признает Галаху.

Слишком углубиться в теорию помешала начинающаяся церемония шхиты — ритуального заклания агнцев.

Вначале коэны и прочие члены общины, собравшиеся на площади у жертвенника, затянули молитву. Хоровое исполнение священного текста сплелось с дружным блеянием овец и звуки этой причудливой какафонии в течение получаса витали над площадью, услаждая слух собравшихся.

Из-за дефицита зрительских мест толпа облепила заборы, лестницы и крышу прилегающего дома.

Женщина самаритянка, живущая в доме, подвинула поближе к окну детское кресло, чтобы просмотр жертвоприношения совместить с кормлением малыша.

Доля секунды — и звуки молебна и блеяния смолкли.

Жертвоприношение состоялось и веселые самаритяне, воздев к небу окровавленные руки, стали выражать бурную радость, смеяться, прыгать, обниматься и целоваться.

Далее последовало все то, что делают при изготовлении вкусного барашка во всем мире.

Правда, бараньи туши зажаривали в круглых ямах, приготовленных заранее колодцах, где два часа перед закланием полыхал огонь, сожравший по стопке поленьев на каждую яму и в итоге догоревших до состояния, которое так ценят шашлычники.

Собственно, на этом церемония жертвоприношения благополучно завершилась.

Шарма празднику добавил тот штрих, что Песах в этот раз совпал у самаритян с шаббатом. А это означает, что традиционно ночное жертвоприношение они перенесли на светлое время суток, дабы „не разжигать огня в день субботний”. Благодаря чему мы все его и увидели.



Реклама

4 комментария to “Не очень добрые самаритяне (с точки зрения бедных овечек)”

  1. Интересно было бы узнать, почему эти пережитки прошлого до сих пор не запретили? Неужели «это» считается культурой народа? Традиции должны иметь место и в современом мире, но все нужно пересматривать. Очень грустно, что Самаритян поддерживают туристы, что так много любопытных, желающих поглазеть на смерть. Очень страшно, что все еще, гибель одних доставляет удовольствие другим. Впервые стыдно за Израиль.

  2. максимум традиции можно не соблюдають,но пересматривать..это не правильно

  3. Возможно, сказывается тысячелетнее соседство мусульман, которые на Курбан-байрам тоже устраиватют публичные «казни» баранов. Осуждать за эту традицию не могу, но и свидетелем смертоубийства быть не хотел бы. Лучше есть шашлык, не глядя в печальные глаза барана и не видя его предсмертные муки.

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: