Кумран: публикация рукописей — второе рождение

РУКОПИСИ, ИЗ ПЕПЛА ВОЗРОЖДАЮЩИЕСЯ

Постоянный автор продолжает рассказ об одном из  cамых важных открытий, сделанных в XX веке на территории Эрец Исраэль. Данная публикация уже третья в серии о Кумранских свитках. Предыдущую статью цикла вы можете прочитать здесь

 

Аркадий ТАЛЬ

2000 лет пролежали древние манускрипты в труднодоступных ущельях Иудейских гор на безлюдном северо-западном побережье Мертвого моря. Если сюда забредал европеец, это становилось событием для кочевавших здесь бедуинов, а сам европеец выглядел как человек, который слегка не в себе.
В 1947 году, когда пастухи-бедуины из племени таамире случайно обнаружили здесь первые семь пергаментных свитков, что по остроумному замечанию одного израильского археолога превратило их в «племя археологов», вся местность вокруг была ещё под властью британской администрации, которая готовилась к созданию самостоятельных государств. Отношения соседей, двух только-только рождающихся на этой земле стран, Иордании и Израиля, были, мягко выражаясь, не очень добрососедскими, и найденные раритеты долго не могли найти дорогу к ученым-специалистам. Да и бедуины, нашедшие их, не имели ни малейшего представления об их реальной ценности и искали какое-нибудь практическое применение этим кожаным листам с непонятными закорючками: нарезать из них подошву для сандалий, или продать, если найдется покупатель?


Иудейские горы в районе Кумрана. Видны входы в пещеры, где были найдены свитки.
Какое-то время свитки пролежали в бедуинском шатре, пока, наконец, в одну из поездок в Вифлеем продали их сапожнику, который приторговывал древностями. Сапожник тоже не был большим ученым, но понимал больше пастухов-бедуинов, и поставил свитки в витрине своей лавки. Спасенные от участи превращения в кожаные изделия, они ещё долго простояли бы в окне сапожной мастерской, но кто-то из старых друзей Элиэзера Сукеника (1889-1953), археолога, профессора Еврейского университета в Иерусалиме и специалиста по палеографии , рассказал ему, что видел в Вифлееме какие-то древние пергаменты. Профессор, на собственный страх и риск – Вифлеем не был частью охраняемого еврейского ишува, отправился посмотреть на них. Поняв, что перед ним не искусная подделка, а подлинный документ, он сумел купить для библиотеки Еврейского университета три из них. Оставшиеся свитки приобрел митрополит Сирийской православной церкви в Иерусалиме Афанасий, который решил, что имеет дело с христианскими реликвиями. К сожалению, даже когда священнослужитель узнал, что ошибся и свитки принадлежат к дохристианской эре, он не захотел продать их профессору Сукенику, очевидно надеясь получить за них лучшую цену в Соединенных Штатах.

Рассказывают также про ещё один манускрипт, который в 1947г некий египетский коммерсант принес американскому агенту CIA в Дамаске Майлзу Копленду (Miles Copeland). Тот согласился сфотографировать его, чтобы выяснить, не заинтересуется ли кто этим раритетом. Снимать решили на крыше, чтобы было посветлее, однако сильный порыв ветра разнес свиток в пыль, и его содержание было потеряно навсегда. Правда, неизвестно был ли этот манускрипт из собрания Кумранских рукописей, или – из открытых чуть раньше христианских гностических рукописей так называемой «Библиотеки из Наг-Хаммади».

Всё это происходит в смутное время конца Второй мировой войны, обострения холодной войны между СССР и США на мировой арене, и начала военных действий на нашем узком пространстве Ближнего Востока. Условия не самые благоприятные для исторических исследований. Ситуация, когда приоритет научных интересов значительно уступает геополитическим. Тем не менее, сам профессор впоследствии вспоминал:

«Мои руки дрожали, когда я начал разворачивать один из них (свитков – АТ). Я прочитал несколько предложений. Они были написаны на красивом библейском иврите. Язык походил на язык Псалмов, но текст был мне неизвестен. Я смотрел и смотрел, и у меня внезапно появилось чувство, что сама судьба избрала меня, чтобы увидеть еврейский свиток, который никто не читал больше 2 000 лет».

Проф. Элиэзер Сукеник (1889-1953) 
[Фото — Cast of Characters]

К сожалению, в это время в начавшейся «Войне за независимость Израиля» погибает младший сын профессора, 19-летний летчик Мати Сукеник (1929-1948), а через пять лет, в возрасте 64 лет умирает и сам профессор. Однако эти 5 лет профессор Э. Сукеник не прекращал заниматься изучением этих свитков. Уже в начале 1948г появляются первые сообщения об этом«величайшем из сделанных в новое время открытий»[Уильям Олбрайт]: почти одновременно, молодые ученые Джон Тревер (John C. Trevor) и Уильям Браунли (William Brownlee) из Американской школы востоковедческих исследований в Иерусалиме (American Schools of Oriental Research — ASOR), и, вскоре после них профессор Элиэзер Сукеник публикуют пресс-релизы об этом открытии. Ученые из ASOR – по поводу рукописей, принадлежащих митрополиту Афанасию, и проф. Сукеник – об университетских рукописях, купленных в Вифлееме.

Митрополит надеялся, что такая публикация повысит стоимость манускриптов, и в январе 1949г отправился в США, поближе к потенциальному покупателю. Он прихватил с собой все 4 свитка и спрятал их в сейфе одного из банков Нью Йорка. Когда об этом узнало Иорданское правительство, ставшее правопреемницей территорий, где были найдены свитки, митрополит был объявлен вне закона как вор,присвоивший достояние страны. Митрополит решил побыстрее от них избавиться, но покупателей не было, и в июне 1954г он дал объявление о продаже в Wall Street Journal:

ЧЕТЫРЕ СВИТКА МЕРТВОГО МОРЯ

Библейские Манускрипты, датируемые как минимум 200г до н.э. – на продажу. Это будет идеальным подарком для образовательного или религиозного заведения для индивидуального и группового использования. Бокс F206.

Во всех публикациях, которые я читал на эту тему, вслед за сообщением о продаже говорится примерно следующее: «Это объявление случайно попало на глаза старшему сыну Элиэзера Сукеника, Игаэлю Ядину». Случайно! Я представил себе — 1954г.Игаэль Ядин, 37-летний молодой генерал (рав-алуф – высшее воинское звание в Израильской армии), полтора года назад ушедший с должности начальника генерального штаба армии; до этого около года прозанимавшийся в университете, открывает газету и видит объявление о продаже 4-х свитков Мертвого моря. До мировой известности эти свитки ещё не дошли. Об их существовании известно в довольно узком кругу специалистов, а о желании научных кругов Израиля вернуть еврейские рукописи на их Родину – вообще единицы.

Глава правительства Израиля Давид Бен Гурион (справа) и начальник генерального штаба Игаэль Ядин на военных учениях. 1950. [Фото — YNET]

Игаэль Ядин безусловно среди тех, кто посвящен в этот секрет, и желание исполнить мечту недавно умершего отца – первого ученого, прочитавшего эти манускрипты, придало ему решимость действовать быстро и оперативно. Тайно (ни хозяин рукописей, ни Иордания не должны знать!), через подставное лицо он организовывает переписку с продавцом, чтобы снизить цену, собирает необходимую сумму ($US 250 000), и … через месяц, в июле 1954г Авраам Герман, израильский консул в Нью-Йорке, на пароходе вывозит четыре купленных свитка в Израиль. Трудно поверить в везение и случайность, скорее — отлично проведенная операция.

14 мая 1948г. Давид Бен Гурион, лидер еврейского ишува объявляет о создании государства Израиль. Уже на следующий день Египет, Сирия, Ливан, Трансиордания (будущая Иордания), Саудовская Аравия, Ирак и Йемен, не согласившись с решением ООН о разделе, вводят в Палестину регулярные войска. Это было начало Войны за независимость, самой длинной и кровопролитной из всех войн Израиля. И без того весьма непрочные контакты между учеными Еврейского университета, находящегося в Западной, еврейской части Иерусалима, и Американской школы востоковедческих исследований (ASOR) в Восточном Иерусалиме прекратились практически полностью.

Тем не менее, именно в этот смутный период, когда на улицах Иерусалима шли бои, Еврейский университет меньше чем за год сумел осуществить издание части рукописей, которые были в его распоряжении. Уже в сентябре 1948г., были опубликованы первые тринадцать фотографий, воспроизводивших некоторые места манускриптов. По сравнению с их общим объемом это было немного, но для специалистов впервые появилась возможность видеть текст и, хотя бы палеографически, судить о степени его древности.

Нетрудно представить себе чувства и нетерпение главы Департамента Древностей Трансиордании, английского археолога Дж.Ланкастера Хардинга, в ведении которого находилась территория вади Кумран, где были найдены древние манускрипты. Тем не менее, свою первую полулюбительскую экспедицию в этот район он смог организовать только в январе 1949г. «Трофеи» были богатые – обрывки льняной материи, в которую заворачивали свитки, много битой керамики, многочисленные фрагменты рукописей и главное – представление о том, что район этот должен был быть населенным и есть острая необходимость профессиональных археологических раскопок.

Ланкастер Хардинг (справа), с отцом Йозефом Миликом (посредине), и отцом Роланом де Во на раскопках в Кумране 
[Фото отсюда]

В феврале того же года экспедиция под руководством директора Французской Библейской и Археологической Школы в Иерусалиме (École Biblique et Archéologique Française de Jérusalem, EBAF) археолога, доминиканского священника аббата Ролана де Во (Roland de Vaux) при участии ученых Палестинского археологического музея (с 1967гМузей Рокфеллера при Музее Израиля в Иерусалиме), находившегося в ведении Департамента Древностей Иордании, начала работать.

Уже в первый сезон в феврале-марте 1949г были собраны обломки, около 50 сосудов, которые могли содержать более 150 свитков, и около 600 отрывков рукописей, которые для грабителей, побывавших здесь в разные времена, не представляли интерес. Раскопки велись на протяжении 7 лет, но уже в 1952г масса собранных документов была настолько значительной, что для их классификации, группировки и перевода потребовалось образовать особую научную организацию. Ее составили из ученых разных стран, принадлежащих к различным конфессиям. В группу вошли проф. Католического университета в Вашингтоне, Монсеньор Патрик Скеган (Patrick Skehan, 1909-80), молодой ученый из университета Джона Гопкинса в Балтиморе Франк М. Кросс Мл. (Frank Moore Cross, Jr, 1921- ), ассистент Манчестерского университета Дж. М. Аллегро (John Marco Allegro, 1923-88), французский ученый, делегированный Парижским Национальным центром научных изысканий, аббат Жан Старкки (Jean Starcky, 1909-88), выпускник колледжа Иисуса в Оксфорде Дж. Страгнелл (John Strugnell, 1930-2007), немецкий ученый, делегированный Геттингенским университетом К-Г. Хунцингер (Claus-Hunno Hunzinger,) и польский священник, выпускник Папского Библейского института в Риме, отец Йозеф Тадеуш Милик (Jozef T. Milik, 1922-2006). Возглавил эту группу аббат Ролан де Во (1903-71).

Однако первые детальные публикации Кумранских рукописей были начаты не ими. В США в феврале 1950г ученые Американской школы Востоковедения в Иерусалиме (ASOR) Дж. Тревер и У. Браунли под руководством проф.Йельского университета М. Берроуз осуществили факсимильное издание двух рукописей, ещё принадлежащих тогда митрополиту Афанасию. Издание содержало фотографии рукописей и параллельный текст на иврите.

Дж. Тревер фотографирует свитки в подвале Американской Школы Востоковедения (ASOR), 21.2.1948 [Фото отсюда]

А в Иудейских горах в это время идет жесткая конкуренция: археологи ведут кропотливые раскопки пещер, в которых были найдены первые рукописи, и обнаруженного вблизи поселения, а бедуины ищут ещё пещеры со свитками и находят их.

В ноябре 1951 года они принесли директору Рокфеллеровского музея в Восточном Иерусалиме Иосифу Сааду новый найденный свиток. Рассказывают, что, когда они отказались раскрыть место, где была сделана находка, директор, недолго думая, взял одного из них в заложники и так узнал про новую пещеру. Правда в пещере он застал аббата Ролана де Во, который тоже хитростью узнал адрес.

В дневнике Р. де Во имеется такая запись от 8 января 1952 г.: 

«Утро. Жорж( Жорж Исайя – компаньон сапожника Кандо, продавшего первые свитки – АТ ) упрекает меня эа то, что я ничего не покупаю у Кандо. Я отвечаю, что не желаю делать ничего противозаконного. Он «успокаивает меня и обещает привести Кандо в четверг».

Ущелье Нахал Дарга, в отвесных скалах которого нашли пещеры с документами 2в н.э. [Фото отсюда ]


Полдень. Хасан Фархан приносит несколько фрагментов. Торг трудный. Хасан запрашивает слишком дорого под тем предлогом, что для нахождения этих фрагментов потребовалась работа двадцати человек в течение пяти дней, что место находки расположено далеко от Вифлеема и труднодоступно. Так как я отнесся к его словам скептически, он говорит мне: «Тебе остается только самому пойти и убедиться в этом». Я ухватился за предложение. Разве это возможно? Он меня заверяет, что да. Тогда я предлагаю добиться лицензии Департамента древностей на работу его группы, так чтобы ее никто не потревожил, но нужно, чтобы я поговорил об этом с директором Департамента. Фархан соглашается. Наконец мы договорились, что я урегулирую этот вопрос с господином Хардингом, а Хасан, со своей стороны, убедит своих компаньонов принять меня».
 [цитируется по Амусин «Находки у Мертвого моря»]

Когда археологи после многих часов пути в сопровождении иорданских солдат и бедуинов добрались до пещер, они застали там 34 бедуина из «конкурирующей организации». Как пишет Р. де Во : «часть их разбежалась, а примерно половина осталась, и тут же была нанята на работу и включена в состав экспедиции.» В этих пещерах (пещеры Мураббаат, т.е «квадратные» (араб.), из-за квадратных входных отверстий) нашли впоследствии документы и многочисленные предметы быта 2-го века н.э., принадлежавшие повстанцам Бар Кохбы. Это, так наз. «Пещеры писем», о которых я упоминал в «Секрет Эйн Геди»

В 1952 году были открыты ещё пять пещер и найдены 15 000 фрагментов от 574 рукописей. В том же году, уже после завершения археологического сезона, бедуины нашли рядом с местом раскопок еще одну пещеру. Оттуда они продали тысячи фрагментов от 575 рукописей. Весной 1955 года обнаружились еще четыре пещеры со свитками.

Отец Йозеф Т. Милик 
[Фото — Cast of Characters]

В январе 1956 года эпоха открытия новых пещер завершилась: всего к тому времени в районе Мертвого моря было обследовано свыше 200 пещер. В 25 из них оказались лишь памятники материальной культуры, а в 11- рукописи. По рукописям в «командном зачете» соревнования между учеными и бедуинами победили ученые со счетом 6 : 5. Число находок достигло 25 000, но целых свитков было всего 10 штук. Остальное — обрывки, многие из которых не превышают по размеру почтовую марку, а некоторые были разорваны бедуинами, которые зарабатывали по иорданскому фунту за каждый квадратный сантиметр.

В 1955 году, когда экспедиция Р. де Во всё ещё занималась поисками новых артефактов и раскопками поселения Хирбет Кумран, которое Р. де Во из-за его территориальной близости и совпадения по возрасту связал с существованием свитков, в крупнейшем университетском издательстве мира, в Издательстве Оксфордского университета (Oxford University Press, OUP) вышел 1-ый том серии «Открытия в Иудейской пустыне» [Discoveries in The Judaean Desert (DJD) ]

Затем в течение 12-ти лет вышли ещё 4 тома. Следующие тома выходили все реже и реже: 6-ой том — через 9 лет в 1977 г., а 7-ой — в 1982 г. В 1990 году вышел 8-ой том, который уже не имел ничего общего с Кумранскими рукописями. Этот том подготовил к выпуску израильский ученый-библеист Эмануэль Тов по материалам, не имеющим никакого отношения к корпусу текстов, найденных ранее. Это были документы из пещеры Мураббаат и относились к другому периоду еврейской истории, восстанию Бар Кохбы (132-135 гг н.э.). Публикация этих материалов была бы понятна и закономерна, если бы исследовательская группа при Палестинском Археологическом музее закончила свою работу над Кумранскими рукописями. Но, как заметил один из ведущих специалистов, редактор 5-го тома Дж. Аллегро, к тому времени было опубликовано не более четверти имеющегося материала о находках в пещерах Вади Кумран.

Такая ситуация сложилась в результате весьма либерального отношения израильского правительства к исследованиям в Рокфеллеровском музее в Иерусалиме. Не знаю было ли уже в ходу широкоупотребительное ныне слово «политкорректность», но это было именно дань политкорректности, «цивилизованным взаимоотношениям». До Шестидневной войны (1967г) район Кумрана был под властью Иордании, и все находки археологических экспедиций поступали в Иорданский Департамент древностей, а оттуда передавались для проведения исследовательских работ в Палестинский археологический музей.

Ученых для работы над рукописями, как было сказано выше, собрал и руководил ими доминиканский священник, археолог отец Ролан де Во.

Не самый надежный источник научной информации, но очень известный собиратель пикантных историй про археологов и археологию, Майкл Бейджент в своей скандально известной книге «Свитки Мертвого моря» пишет про аббата Р. де Во:

«За эффектным «фасадом» личности скрывался другой де Во: беспощадный, фанатичный, ограниченный, мстительный. В политическом отношении он был ярым правым. В молодые годы де Во был даже членом «Аксьон Франсез», военизированного католическо¬националистического движения, возникшего во Франции в период между двумя мировыми войнами и исповедовавшего культ «крови и почвы». Движение это более чем симпатизировало диктаторским режимам, установившимся в Германии и Италии, и приветствовало триумфальную победу Франко в Испании. Нет никаких сомнений, что де Во был фигурой, мало подходящей для роли руководителя исследований свитков Мертвого моря. Дело в том, что де Во был прежде всего не просто ревностным католиком, а монахом, а это мало способствовало спокойному и взвешенному взгляду на крайне неоднозначный и даже взрывоопасный религиозный материал, попадавший к нему в руки. Более того, преподобный отец был враждебно настроен к государству Израиль как политической данности, неизменно называя эту страну Палестиной. На личном уровне он всегда был рьяным антисемитом. Один из его бывших коллег отмечает его откровенные нападки на израильтян, присутствовавших на его лекциях. После интервью с де Во Дэвид Прайс-Джонс заметил: «На мой взгляд, он вспыльчив и груб и даже слегка чокнутый». По мнению Магена Броши, тогдашнего директора израильского Хранилища книги, «де Во был бешеным антисемитом и столь же бешеным антиизраильтянином, но в то же время – лучшим партнером, какого только можно найти»».[«Свитки Мертвого моря»]

Члены исследовательской группы ни в профессионализме, ни в вере не уступали своему шефу, (а в «любви к евреям» зачастую превосходили его) и, следуя своим религиозным убеждениям, все свои усилия сосредоточили на материалах, имеющих отношение к Библейской литературе. Когда большинство таких документов было обработано, публикация остальных свитков, не относящихся к избранной теме, практически прекратилась. При этом, доступ к свиткам, который ещё с начала 50-х гг был весьма ограничен, по-прежнему оставался строго лимитирован, а для израильских ученых и, вообще, закрыт. Когда иорданцы на правах юридических хозяев закрыли израильтянам доступ к свиткам, это было ещё как-то объяснимо – враги! Но после Шестидневной войны (1967), когда Восточный Иерусалим, а вместе с ним музей и все его сокровища, перешли в ведение государства Израиль, и ничего не изменилось, — было абсурдом.

Перемена «хозяина» никак не отразилось на составе и направлении деятельности исследовательской группы отца Р. де Во. Всё продолжалось по-прежнему, включая ограничения на изучение свитков и первоочередность их публикаций. Это осталось прерогативой специалистов-«хранителей», которых в 1971г после смерти отца Р. де Во возглавил другой доминиканец, отец Пьер Бенуа (Pierre Benoit), а затем в 1987г — Джон Страгнелл (John Strugnell), профессор Гарвардского университета (США), незадолго до этого принявший католичество.

Как пишет тот же Майкл Бейджент, по мнению профессора Джеймса М. Робинсона, руководившего аналогичными исследованиями – изучением и публикацией так называемых «гностических Евангелий», обнаруженных на раскопках в Египте, в Наг-Хаммади:

«Ученые, изучающие Кумранские свитки более не пользуются солидной репутацией; единственно, что им удалось, – это окончательно подорвать ее». [«Свитки Мертвого моря»]

Члены исследовательской группы и гости во дворе «Палестинского Археологического Музея». Слева направо: Пьер Бенуа (1906-87, директор EBAF), Клаус-Гунно Хунцингер (1929-), Иосиф Саад (куратор музея), Йозеф Милик (1922-2006), Ролан де Во (1903-71), Джон Марко Аллегро (1923-88), Жан Старкки (1909-88), и Джозеф Фицмайер (1938-, американский священник-иезуит, журналист) [Фото отсюда]

В Израиле к тому времени выросло новое поколение ученых-гебраистов, которые не собирались мириться с создавшейся ситуацией, да и многие темы, которыми усердно занимались старшие товарищи, обросли достаточным количеством противоречивых сведений. В академических кругах начали искать возможность доступа к огромному неисследованному собранию рукописей, отнесенных покойным Р. де Во к «сектантской» литературе. И тогда прорвало клоаку, случилось непредвиденное: 28 октября 1990г Джон Страгнелл, новый глава исследователей Рокфеллеровского музея дал интервью израильской газете «Ха-Арец», и мир с удивлением обнаружил – профессор Гарвардского университета оказался самым заурядным антисемитом.

Я считаю иудаизм ярко выраженной расистской религией, — заявил Страгнелл. —» Мало того — религией крайне примитивной. И больше всего в иудаизме меня беспокоит существование евреев как таковых, как носителей этой религии. Я вижу в соблюдении субботы прекрасное оправдание их природной лени. А когда я вникаю в детали законов Галахи, включая законы о сексе, я думаю: это в высшей степени забавно, но это — не религия. Люди поклоняются тому, что я назвал бы фольклором.
… Иудаизм — не религия,
 — продолжал он, — это скорее христианская ересь, и лучшее, что евреи могут сделать, — принять христианство. Что касается права евреев на захват Иерусалима и вообще на создание государства Израиль, то это «право» базируется на лжи.» 
[источник — Евгений Манин «Свет из тьмы» ]

Реакция, хоть и запоздалая, не замедлила себя ждать. В ноябре того же года, через 23 года после перехода Палестинского Археологического музея и «Исследовательской группы» под юрисдикцию государства Израиль вместо Джона Страгнелла на его должность был назначен израильтянин профессор Еврейского университета в Иерусалиме Эмануэль Тов. Огласили и официальную причину увольнения: оказалось у г-на Странгелла случилось «резкое ухудшение общего состояния здоровья, особенно в последний месяц». Газета «Нью-Йорк таймс» попыталась разобраться в ситуации, и всвежем номере газеты от 1 января 1991г было написано, что настоящей причиной отставки было «психическое состояние» Странгелла.

Новая исследовательская группа под руководством проф. Э. Това начала работу. В течение 10 лет были подготовлены и вышли в свет ещё 30 томов! древних рукописей. А в 2008 году вышел 40-ый, последний на сегодняшний день том оксфордской серии «Открытия в Иудейской пустыне».

«Я рад сообщить вам, что публикация свитков Мертвого моря завершена, — сказал проф. Э.Тов в приветственном слове, с которым он выступил на конференции Общества библейской литературы в 2001г, состоявшейся по случаю завершения публикации основного корпуса текстов. — После 54 лет волнений, ожиданий, несчастий, критики и умеренной похвалы, огромными усилиями, которые поддерживались вдохновением и энтузиазмом исследователей, работа наконец-то выполнена… Это был особый период нашей жизни, позволивший взглянуть на мир глазами людей, живших 2000 лет назад. Проделанная работа открыла ещё одну страницу в истории иудаизма.»

Конференция Общество библейской литературы проходила вскоре после трагических событий 11 сентября 2001 года. Весь мир ещё не оправился от последствий террористической атаки. Происшедшее потрясло и ученых, несмотря на то, что они, казалось бы, полностью погружены в изучение древностей 2-х тысячелетней давности. Их откликом на это стало посвящение одного из свитков, содержащего песнь-благодарение, «городу Нью-Йорку и его мэру Рудольфу Джулиани в память об их героизме».

На этом история Кумранских рукописей не закончилась. Теперь началась их вторая жизнь – в бетонных хранилищах Музея Израиля

на страницах академических изданий и учебных пособий, записанных на компьютер или в Интернете в режиме «онлайн». Возможность, открывшаяся в сентябре 2011г, в канун Нового года по еврейскому календарю.

Простор – и для логических построений серьёзных исследователей, и для буйной фантазии сочинителей детективных историй. Открывшаяся картина противоречивых библейских прочтений, трактовок, версий и идей, которые владели умами авторов и многих безымянных читателей этих рукописей 2000 лет назад, увлекает и тех и других отсутствием однозначного ответа. Кто они, авторы этой огромной библиотеки рукописей, и кто «пользователи», как теперь принято называть комментаторов? Ведь на полях некоторых рукописей есть пометки и исправления, свидетельствующие, что над ними работали, изучали. И что это за документ – «Медный свиток», содержание которого, да и многих других тоже, вызывает недоумение у всех, кто не готов определить всё это как «совершенно безумный бред сектантов-мегаломаньяков, но при этом не лишённый поэтичности».

Реклама

4 комментария to “Кумран: публикация рукописей — второе рождение”

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: