Несостоявшееся закланье еврейского приказчика

ГОСПОДА ПРИСЯЖНЫЕ ЗАСЕДАТЕЛИ

0000gopri769

Ровно сто лет назад началась завершающая стадия судебного процесса над Менделем Бейлисом

 Михаил ФРЕНКЕЛЬ, собственный корреспондент еженедельника «Секрет» и журнала «Исрагео» в Киеве

Мендель Бейлис в зале суда

Осенью 1913 года, в Киеве начался судебный процесс по ставшему печально знаменитым на весь мир «делу Бейлиса». Царские власти, пытаясь отвлечь народ от революционных настроений, хотели организовать всероссийский погром, отправной точкой которого должно было стать решение присяжных о виновности Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве малолетнего Андрея Ющинского.

Однако эта, одна из самых известных попыток самодержавия стравить между собой украинцев и евреев была сорвана в первую очередь благодаря честности и принципиальности присяжных, две трети которых составляли украинские крестьяне.

Впоследствии же оказалось, что тринадцатилетний Андрюша Ющинский был убит членами известной в городе банды Веры «Чеберячки». Мальчик во время ссоры с ее сыном, на свою беду, пригрозил, что расскажет полиции о темных делах бандитов. Это и решило его судьбу.

Казалось бы, в этом деле раз и навсегда поставлена точка. Но сегодня, спустя почти столетие, прошедшее от упомянутых событий, в Украине нашлись субъекты, пытающиеся своими газетными статьями пересмотреть итоги «дела Бейлиса».

Конечно, можно было бы только грустно посмеяться над попытками реанимировать в современной Украине то, что метко зовется «кровавым наветом», если бы не одно существенное «но». Прошли годы и многие из ныне живущих не очень осведомлены в перипетиях «дела Бейлиса». Их незнание современные черносотенцы могут использовать в своих целях. А этого допустить нельзя. Вот почему рассказать о «деле Бейлиса» я попросил известного украинского кинорежиссера Александра Муратова.

Александр Игоревич собрал множество уникальных материалов по «делу» и создал сценарий телевизионного фильма «Господа присяжные заседатели». Он как раз тот человек, который владеет достоверной исторической информацией.

— Когда я собирал документы и свидетельства для сценария, — рассказывает А.Муратов, — некоторые знакомые мне говорили: «А зачем? Все это было так давно, стоит ли ворошить прошлое?». На это я всегда отвечаю: «Антисемитизм — словно саранча, он возникает тогда, когда общество переживает сложный, критический, взрывоопасный период своего развития. И когда в Европе свирепствует грипп, а наши медики бодро и уверенно сообщают: «Украину эпидемия гриппа обошла», я готов возразить: «Рано радуетесь, ребята, вот когда наступит жаркое лето, тогда и порадуемся». Так и с антисемитизмом.

Хочу отметить, что к истории еврейского народа и вообще к проблеме евреев, живущих в Украине, я подхожу с точки зрения украинской национальной идеи. Почему? Да потому, что евреи являются прекрасным примером и образцом умения создавать нацию и государство с нуля. Именно так они построили Израиль.

Я вообще считаю, что у украинцев нет других более естественных друзей и союзников, чем евреи. Ни один другой народ не проявляет к нам такой искренний интерес. Разумеется, Украина привлекательна и для других народов, но их внимание к моей стране часто похоже на интерес крокодила к антилопе… Знаю очень многих евреев, уехавших в Израиль и Германию на ПМЖ, которые постоянно приезжают в Украину просто так, «повидаться». А ведь повидаться давно уже не с кем. Родители, родственники и друзья или умерли, или тоже выехали. Но ностальгическая любовь к Украине берет свое. А все потому, что украинцы и евреи столетиями жили рядом, тогда как русские с евреями рядом не жили никогда. Мне возразят, дескать, при царе в Москве и Петербурге все-таки жили евреи. Жили, но то были другие евреи — богачи или очень ассимилированная интеллигенция. Вот почему неудивительно, что главный удар был нанесен по евреям именно в Украине — центре еврейской оседлости.

  — Как же получилось, что уголовное дело об убийстве мальчика Андрея Ющинского приобрело такой общественный резонанс? Как случилось, что многие поверили в заведомую ложь? Как удалось манипулировать сознанием людей, используя национальные различия и натравливая их друг на друга?

— В том-то и дело, что это была хорошо спланированная и организованная дьявольская акция. О процессе над Бейлисом писали все российские газеты — и центральные, и провинциальные. Несколько поколений советских людей знали о процессе только по публикациям в левой прессе, по статьям Короленко и других демократических деятелей, которые были направлены на защиту Бейлиса. Но, оказывается, выступавших за невиновность Бейлиса газет было меньше, чем тех, что ратовали за его осуждение. Были и такие, как газета «Киевлянин». Она сомневалась в вине Бейлиса, но не встала на защиту евреев. Тысячи листовок распространялись в Киеве, в которых говорилось, что «евреями над мальчиком совершено ритуальное убийство, поскольку для приготовления мацы к Пасхе нужна христианская кровь».

Короче, завертелась настоящая вакханалия, и черносотенцам в качестве убийцы ребенка нужен был только еврей — запуганный и беззащитный. О существовании Бейлиса никто еще не знал — его предстояло придумать и найти.

  — И нашли…

— Нашли. Мендель Бейлис с женой, ее матерью-старушкой и четырьмя детьми снимал квартиру как раз у Веры «Чеберячки», которая, как оказалось потом, имела самое непосредственное отношение к убийству Ющинского. Бейлис работал приказчиком на кирпичном заводе еврея Зайцева. Был беден, набожен, его жена — худа и очень некрасива, известно также, что дети отца обожали.

  — И вот на этого тихого, малоприметного и робкого человека обрушиваются самые «маститые» антисемиты России — так называемые гражданские истцы: Шмаков, Замысловский, Дурасевич под руководством министра юстиции Щегловитова…

— Более того, все аргументы, которые антисемиты когда-либо выдвигали против евреев (от «Протоколов сионских мудрецов» до обвинений в торгашестве и умении приспосабливаться), шли в топку обвинения.

  — И тем не менее Бейлиса оправдали…

— Потому что все доводы обвинения были вдребезги разбиты защитой. А уже присяжные заседатели только констатировали этот факт и вынесли оправдательный вердикт.

  — Кем они были, эти присяжные заседатели?

— Их было 12 человек — двое русских и десять украинцев. Отобрали их специально из огромного числа присяжных, которые состояли при Киевском окружном суде. Отобрали самых неграмотных, религиозных. Парадокс, но эти 8 темных малороссийских мужиков, 2 мещанина и 2 мелких чиновника должны были вынести вердикт по сложнейшему ритуальному вопросу. Как шел отбор? Каждому кандидату в присяжные задавался вопрос: «Как ты относишься к жидам?». Ответ был стереотипен: «Плохо, они Христа распяли». Такой подход к отбору присяжных возмутил демократическую Россию. Короленко писал, что когда суд разбирает банальную карманную кражу, то среди присяжных всегда есть и учитель, и врач. Здесь же, когда суд должен разбирать сложнейшие вопросы истории религий, толкований старинных текстов и манускриптов, когда необходимы знания древнееврейского и арамейского языков, присяжные попросту малограмотны. А черносотенцы радостно потирали руки: «Если собрались хохлы, да еще селяне, то жидам — смерть!».

После суда один из присяжных — извозчик Мостицкий дал интервью одесской газете «Момент». Он рассказал, что старшина присяжных Мельников во время обсуждения вердикта сказал: «Господа, если вы осудите Бейлиса, то вам оплатят за долгое сидение в суде, а не осудите — то ни с чем и уйдете». И, тем не менее, эти люди оправдали Бейлиса! Кстати, один из журналистов еще в первый день суда сделал оптимистический прогноз: «Власти просчитались. Это единственный случай, когда Бейлиса, обреченного на закланье, суд может оправдать. Ведь власти назначили присяжными заседателями слишком религиозных людей, которые, поклявшись на Библии, не смогут солгать». Так и получилось.

Суд длился долго, и его организаторам приходилось постоянно менять тактику. Не учли они, что Бейлиса защищали лучшие адвокаты империи, такие как Карабчевский и Грузенберг, что медицинские экспертизы провели выдающиеся ученые — Павлов и Бехтерев, а теологическую — профессор Глаголев. Хочу отметить, что ни один православный священник не согласился свидетельствовать в пользу обвинения. Ни один! Организаторы процесса нашли где-то в Туркестане ссыльного католического ксендза Пранайтиса. Он-то и стал главным экспертом по религиозным вопросам. А со стороны защиты выступали величайшие знатоки этого дела: профессора Санкт-Петербургской духовной академии Троицкий и Тихомиров.

  — Решение присяжных было единогласным?

— Нет. Голоса присяжных во время закрытого обсуждения распределились следующим образом — двое требовали осудить Бейлиса, а десять — оправдать. Замечу, российское законодательство и не требовало единогласного вердикта присяжных. Когда объявили, что Бейлис невиновен, то в зале установилась мертвая тишина — собравшиеся не могли прийти в себя. Газеты потом сообщали, что на Литейном проспекте в Петербурге было остановлено на полчаса движение, а в Берлине и Нью-Йорке тысячи людей несколько часов молча простояли у телеграфных агентств в ожидании результата процесса. Он завершился поражением черносотенцев.

Но кто тогда знал, какие страшные события принесет впоследствии ХХ век…

«Антисемитизм является удобным средством. Вот увидите, как мало времени потребуется для того, чтобы перевернуть представления и критерии всего мира только и просто с помощью нападок на еврейство. Вне всякого сомнения, это — самое сильное оружие в моем пропагандистском арсенале».

Автор этой цитаты Адольф Алозиевич Шикльгрубер более известен под фамилией Гитлер. В кругу сподвижников он не скрывал своих мыслей. Более того, как человек деятельный старался осуществить задуманное. Каких бед это стоило человечеству, мы знаем. Правда, осуществить «окончательное решение еврейского вопроса» ему, к счастью, не удалось. В годы развязанной им бойни было убито «всего» 6 миллионов евреев. Немцев, однако, погибло еще больше. Возможно, именно поэтому сегодня в Германии существует уголовная статья за проповедь нацизма и шовинизма. И когда необходимо, эта статья применяется судом со всей строгостью.

В Украине же и власть, и судебные органы пока что весьма снисходительно относятся к тем, кто разжигает межнациональную рознь. Как будто не она, не Украина более многих других стран пострадала в годы страшной войны. А там, где нет адекватной реакции государства, буйным цветом начинает процветать дремучее историческое невежество, рождающее ксенофобию и вражду.

— Украина — многонациональное государство, — завершая наш разговор, сказал Александр Муратов, — и, не приведи Господи, в очередной раз искать причины неурядиц в людях другой национальности, иной веры. Только вместе мы сможем преодолеть последствия прошлого и построить цивилизованное общество. Только вместе, рука об руку…

 

Реклама

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: