Бедуинский гнев – осмысленный и беспощадный

В НЕГЕВЕ БЕЗ ПЕРЕМЕН

negev023 (Medium)

Якобы спонтанный «день гнева», устроенный израильскими арабами и бедуинами, в очередной раз привлек внимание к непростому соседству в нашем «общежитии»

Петр ЛЮКИМСОН

В музее бедуинской культуры всё выглядит очень даже благостно. А каково на деле? Фото Владимира Плетинского

Но сегодня мы поговорим не о бунте, который явно был организован (кем – наверняка известно в соответствующих инстанциях). Речь пойдет о том, каково это – жить рядом с «детьми пустыни».

* * *

…В тот вечер фермер Давид Бар-Шемеш остался охранять свою семейную овчарню один. Когда посреди ночи на ферму нагрянули воры, он вступил с ними в схватку, но силы были слишком неравны. Бедуины привязали его к деревянному столбу и долго избивали бейсбольными битами. Затем они на его глазах угнали всех находившихся в загоне овец. Как ему удалось освободиться от веревок, Давид не помнит. Помнит лишь, что, истекая кровью, дополз до дома и написал на двери «Воры!!!», чтобы жена не пошла в овчарню. Потом так же, ползком, он добрался до обочины дороги и потерял сознание. Здесь его и нашли. К счастью, достаточно быстро, чтобы он остался в живых.

Об этой истории не писали ни газеты, ни популярные Интернет-сайты. Каким-то непонятным образом она вообще прошла мимо внимания СМИ. А может, и понятным: в сущности, ежегодно в Негеве, Галилее, а-Шароне, Иудее и Самарии происходят десятки подобных случаев, и о каждом не напишешь. Не было убийства — стало быть, и писать не о чем, так как кражи и избиение еврейских фермеров в этих местах давно уже стали рутиной.

Несколько лет назад мы рассказывали о Йоаве Зильбермане, создавшем в Галилее и Негеве организацию «Шомер а-хадаш» («Новый страж»), поставившую своей целью организацию небольших отрядов для охраны фермерских хозяйств. Сама эта идея пришла в голову Зильберману после того как его отец, устав от угонов скота бедуинами, решил сдаться и ликвидировать ферму, которая создавалась несколькими поколениями Зильберманов.

С тех пор в Иордане утекло не так уж много воды, но «Шомер а-хадаш» успел превратиться в мощную организацию с миллионным бюджетом, образовавшимся на пожертвования и членские взносы. Часть этого бюджета идет на стипендии студентам, которые готовы присоединиться к деятельности этой организации, часть — на закупку необходимого снаряжения для отрядов, а также различных систем по охране овчарен, конюшен и коровников. Резко увеличилось число добровольцев и вырос авторитет этой организации. Достаточно сказать, что сейчас в состав ее руководства входит генерал запаса Йоав Галант, тот самый, который едва не стал начальником генштаба.

   КУДА ВЕДУТ СЛЕДЫ

Тем не менее, сегодня в Галилее и Негеве ежемесячно фиксируется несколько десятков случаев угонов скота. Хорошо, когда угонщики приезжают на одном или двух тендерах или просто на ослах. В этом случае они убивают одну, две, максимум, три коровы, быстро расчленяют их на четыре части, грузят туши на машины или на ослов и уезжают. Иногда овец и коров не режут, а просто пристреливают из охотничьих ружей.

Хуже, когда в распоряжении воров оказывается грузовик. В этом случае они могут увезти десяток коров или несколько сотен овец. Овцы — животные стадные: стоит погнать одну, за ней тут же следуют другие, без всяких усилий со стороны угонщиков, которые прекрасно это знают. В минувшем году из многих богатых фермерских хозяйств угнали до половины поголовья всего скота, а некоторые фермеры потеряли все, что имели, и специально созданный для таких случаев фонд помог им начать все с нуля.

Самая плохая для фермеров пора — период мусульманского месяца рамадан (в этом году он пришелся на август) и праздник Курбан-байрам, во время которого правоверным мусульманам заповедано есть баранину. Чтобы предотвратить угон отар, каждую ночь в Галилее и Негеве в дозор выходят несколько десятков отрядов организации «Шомер а-хадаш», а в Иудее и Самарии — созданной чуть больше года назад аналогичной организации «Шомер Иегуда вэ-Шомрон». Среди дозорных люди самого возраста, от 16 до 80 лет, причем не только фермеры и их дети, но и студенты и докторанты различных израильских университетов и колледжей (прежде всего Беэр-шевского университета и колледжа «Тель-Хай»), рядовые сотрудники и руководители хай-тековских компаний, преуспевающие адвокаты и менеджеры. У очень многих добровольцев за плечами служба в элитных частях ЦАХАЛа.

Создание таких групп необходимо, так как электронные системы слежения, увы, себя в данном случае не оправдывают. Во-первых, бедуины — а именно они чаще всего стоят за угоном или забоем скота — перед налетом зачастую проводят рекогносцировку, определяя, где установлены скрытые камеры, сигнализация и т.д., и, прежде чем начать действовать, все эти системы отключают. Во-вторых, даже если система фиксирует появление воров, пока те, кто сидит в диспетчерском пункте, сообщат об этом хозяевам, пока те выедут на место, воры могут уже уйти, так как счет в данном случае идет на минуты. Догонять воров бывает куда труднее, чем застать их врасплох на месте преступления. Именно последнее и стараются делать дозорные отряды «Шомер а-хадаш» и «Шомер Иегуда вэ-Шомрон».

Обычным снаряжением таких отрядов являются приборы ночного видения, средства связи, фонари, прожектора и какое-нибудь средство для самообороны — палка или баллончики с газом. Ну и, само собой, выезжают в поле обычно на джипе, что позволяет отследить угонщиков. Иногда группу сопровождает овчарка, обученная захватывать похитителя.

По словам добровольцев, хотя на все сто процентов защитить фермеров не удается нигде, в Галилее действовать все же легче, чем в Негеве. В Галилее фермерские хозяйства расположены гораздо ближе друг к другу, и если кто-то передал сигнал о помощи, можно прибыть на место достаточно быстро. В Негеве расстояния совершенно иные, там порой территория одной фермы равна по площади территории какого-нибудь поселка в центре страны. Поэтому обеспечить охрану всех скотоводческих хозяйств Негева невозможно, да и прийти на помощь к подвергшемуся нападению фермеру тоже непросто, особенно если грабители перерезали телефонные провода. Тут кричи не кричи, никто тебя не услышит. Поэтому большинство случаев, в которых еврейские фермеры становятся жертвами насилия со стороны грабителей, происходят именно в Негеве, а также в Иудее и Самарии.

Выследить угонщиков скота, кстати, несложно — по крови убитых животных, по выброшенным на дорогу их внутренностям, по следам шин и т.д. Нередко следы ведут в Палестинскую автономию: грабители проделывают дыру в заградительном заборе, через нее проникают на территорию Израиля и тем же путем возвращаются к себе. Почти ежедневно пограничная охрана заделывает такие проломы, но немедленно появляются два-три новых.

Большинству фермеров хорошо известны места проживания бедуинских кланов, угнавших у них скот. В нескольких случаях отрядам «Шомер а-хадаш» удавалось схватить воров с поличным или в ходе преследования, однако все это налетчиков не останавливает. По словам фермеров, объясняется это тем, что и полиция, и израильские суды по сути всегда попустительствовали и продолжают попустительствовать ворам…

   КУДА СМОТРИТ ПОЛИЦИЯ

Один из фермеров Негева, подавший в полицию более 800 жалоб на бедуинский клан, угоняющий его скот, рассказывает, что ему не раз доводилось беседовать с высокопоставленными офицерами полиции. Один из них сказал, что полиция в данном случае ничего сделать не может, так как «у нее связаны руки». Второй предложил ему взять этот бедуинский клан… в компаньоны, дескать, тогда он не только перестанет наносить ущерб хозяйству, но и начнет рьяно охранять его от посягательств других бедуинов. Третий посоветовал «как бы сдать бедуинам в аренду часть земли», оговорив, что платой за аренду станет их отказ от угона скота и потравы пастбищ.

Что касается решений израильских судов по поводу бедуинских угонщиков, это особая песня. Не так давно, к примеру, добровольцы «Шомер а-хадаш» вместе с бойцами подразделения «Окец» задержали жителя одной из бедуинских деревень в тот самый момент, когда он пытался погрузить в машину зарезанный им скот. Выдрессированный кинологами пес нагнал бросившегося было бежать вора и остановил его, да так, что с перепугу тот не сумел сдержать естественных позывов. В суде вор заявил, что фермеры и полицейские нанесли урон его чести и человеческому достоинству, используя тот факт, что он боится собак. В результате судья признал бедуина пострадавшей стороной и приказал отпустить его из-под стражи. При этом судья и не подумал обязать «пострадавшего», зарезавшего беременную телку, оплатить ущерб, нанесенный его действиями фермеру. Естественно, оправданный судьей вор вскоре вернулся к прежнему занятию.

Другой случай: ночью группа вооруженных бедуинов нападает на охранявшего в одиночку коровник фермера. В ходе завязавшейся борьбы фермер получает 9 пулевых ранений. Одного из нападавших удается схватить. Он предстает перед судом, и его приговаривают… к 20 месяцам тюремного заключения. Суд обосновывает столь мягкий приговор тем, что обвиняемый — сирота, у него, мол, было трудное детство.

А вот совсем недавняя история — она произошла летом этого года. Из одного мошава в Негеве был украден бычок. Следы животного привели в арабскую деревню Румат, в дом бедуина — офицера МАГАВа. Проведенный анализ ДНК животного подтвердил факт кражи. По этому делу МАХАШ (отдел по расследованию преступлений, совершенных полицией) возбудил уголовное расследование и рекомендовал отдать офицера под суд. Однако до суда материалы этого дела почему-то пока так и не дошли, и подозреваемый продолжает служить в МАГАВе, как ни в чем не бывало.

   ШОССЕ ЭНТУЗИАСТОВ

В течение минувшего месяца рамадан добровольцам организации «Шомер Иегуда вэ-Шомрон» удалось предотвратить десятки попыток угонов скота. На одной из ферм в Алон-Морэ грабителей застали в тот момент, когда они выгоняли стадо овец из загона (как уже было сказано, это совсем нетрудно). В другом случае грабители угнали из крепкого каменного хлева, оснащенного 14 камерами наблюдения, 250 дойных овец общей стоимостью 700 тысяч шекелей. Добровольцы организации сумели найти воров и вернуть стадо хозяевам. И все же потери скота в 54 фермерских хозяйствах Иудеи и Самарии оказались в этот рамадан значительны: 90 голов скота было угнано из фермы Снэ-Яаков, 70 — из Тальи, 15 — из Хават-Маон.

Все экономисты сходятся во мнении, что выращивать скот в Галилее и Негеве, а тем более, в Иудее и Самарии, нерентабельно. Судите сами: средняя цена крупной овцы составляет 2500 шекелей, но для того чтобы ее вырастить, надо несколько лет прикладывать серьезные усилия. Вдобавок часть овец погибает от различных болезней, а часть, как уже было сказано, угоняют бедуины. Расходы на закупку или выращивание корма, на ветеринаров, а также на электронные системы охраны и сигнализации, — все это приводит, с одной стороны, к необычайной дороговизне мяса и молочной продукции в Израиле, а с другой, делает производство этой продукции невыгодным для самих производителей. Добавьте сюда тот факт, что многие фермеры-евреи просто изнемогают от усталости, ведь после тяжелого 12-часового рабочего дня их ждет бессонная ночь, так как они должны защищать свои владения и свое хозяйство. Поэтому для того чтобы заниматься животноводством в Негеве и Галилее, надо быть немножечко идеалистом, но уж совсем законченным идеалистом надо быть, чтобы заниматься этим в Иудее и Самарии.

Чрезвычайно показательна в этом смысле история Амита Орена, создавшего на Ар-Браха ферму Снэ-Яаков. Преуспевающий бизнесмен и адвокат, он несколько лет назад вместе с женой «вернулся к ответу» и переехал в Иудею. Вырученные от продажи своего прежнего имущества деньги Орен вложил в строительство каменных хлевов с железными воротами и купил стадо коз и стадо овец. Первыми, несмотря на все предпринятые им предосторожности, были угнаны козы. Затем настал черед овец, которые как раз готовились отелиться. В итоге Амит Орен остался и без денег, и без живности. Благодаря одному из еврейских фондов ему удалось приобрести еще 20 овец, и сейчас он живет, забыв, когда ему доводилось нормально спать. Утром надо выпасти овец, затем надо спешить на работу на стройке (так как одними овцами не прокормишься), вечером он снова со стадом, а ночами охраняет его. На вопрос о том, зачем ему нужна вся эта головная боль, Амит смущенно улыбается и говорит, пожимает плечами:

— Но ведь пастух — это самая что ни на есть еврейская профессия. И наши праотцы, и наши пророки, и царь Давид были пастухами. Невозможно возродить еврейское государство и Эрец-Исраэль, если по его горам и долинам не будут ходить стада овец.

Почти то же самое говорят фермеры в Галилее и Негеве.

   НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ…

По версии фермеров, действия бедуинов несут в себе не столько уголовные, сколько идеологические мотивы. На самом деле бедуинам куда проще было бы договориться с теми же фермерами об оптовой закупке скота по минимальным ценам с последующей его продажей в ПА по ценам, сулящим довольно большую прибыль. Однако дело не в мясе, а в вопросе, кто в доме хозяин. Бедуинским кланам важно продемонстрировать, что это они контролируют Негев и Галилею и диктуют евреям правила игры. Ну а уж в Иудее и Самарии это понятно само собой.

Таким образом, в угоне скота и налетах на еврейские фермы их владельцы видят продолжение той войны, которая началась с прибытием первых поселенцев в Эрец-Исраэль почти полтора века назад и не закончилась ни в 1948-м, ни в 1967 году. Война продолжается, и евреи по-прежнему обязаны в ней выстоять…

   И СНОВА О ТОМ, КУДА СМОТРИТ ПОЛИЦИЯ

В полиции признают, что попросту не в состоянии предотвратить все кражи скота в той или иной точке Израиля. Хотя бы по той простой причине, что невозможно приставить одного и, уж тем более, двух полицейских к каждому хлеву для его круглосуточной охраны.

Вместе с тем, полиция в последнее время, с одной стороны, активизировала борьбу с данным явлением, а с другой, сотрудничает с вышеупомянутыми организациями «Шомер а-хадаш» и «Шомер Иегуда вэ-Шомрон». Само появление этих организаций всячески приветствуется руководством полиции.

Остается лишь надеяться, что рано или поздно настанет день, когда еврейские фермеры смогут спать спокойно, а не вскакивать посреди ночи от любого шороха за окном…

«Новости недели»

Реклама

5 комментариев to “Бедуинский гнев – осмысленный и беспощадный”

  1. Все прекрасно. Но может быть Петр ЛЮКИМСОН или кто-нибудь из редакции объяснит вашим читателя с каких пор БЕДУИНЫ перестали быть АРАБАМИ. А АРАБЫ и ФЕЛЛАХИ? А АРАБЫ и ЖИТЕЛИ РАМАЛЛЫ это тоже дети разных народов?

    • Вопрос не понятен — расшифруйте, плиз

    • Несомненно, разделение условно, так как бедуины сами считают себя частью арабского этноса. Различие только в образе жизни. Но самоназвание именно таково. Поэтому принято для экономии языковых средств писать «арабы и бедуины», а не «оседлые и кочевые представители арабского этноса». И, кстати, не только в Израиле.

  2. Как достали эти паразиты! Помимо угонов скота, они занимаются рэкетом, доставляя беспокойство жителям окраин Беер Шевы, Леавим, Омера. Они пытаются выколачивать деньги даже у владельцев крупных бизнесов, например, в хайтековской промзоне Омера. А воры цветных металлов? Они проникают на военные базы, раскурочивают могилы на еврейских кладбищах. Они даже делают попытки украсть цасть ограды ядерного центра в Димоне! О воровстве дорожных указателей я уже и не говорю… Каждый день езжу из Арада на работу в Неот Ховав (бывший Рамат Ховав) и вижу их беспредел…

  3. А как же огонь на поражение? Ведь есть же прецедент Шая Дроми

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: