Лучше бы Илья Фарбер переехал в Израиль!

АНТИСЕМИТСКИЙ ЗАПАШОК

farbe022

Исаак Анатольевич Фарбер, сын которого, Илья, стал одним из символов пристрастности российской Фемиды, дал эксклюзивное интервью для журнала «Исрагео» 

Михаил ЛАНЦМАН, Реховот

Отец Ильи Фарбера в Реховоте. Фото Валерия Когана

Дело сельского учителя Ильи Фарбера обвиненного в незаконном присвоении 300 тысяч рублей, получило широкую огласку в России и во многих других странах. Коротко, дело выглядит следующим образом.

Житель ближнего Подмосковья Илья Исаакович Фарбер работал учителем рисования, литературы и музыки в сельской школе в деревне Мошенка Осташковского района.

В 2011 году глава сельской администрации Любовь Валеева попросила Илью возглавить Дом культуры, он согласился. Вскоре от нее поступило предложение отремонтировать здание. Этот ремонт и стал причиной последующего судебного процесса. Илью Фарбера обвинили во взятке при проведении ремонта.

Летом 2012 года Илья Фарбер был признан виновным в инкриминируемых преступлениях и осуждён Тверским областным судом на 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. После отмены приговора Верховным судом России дело Фарбера рассматривал летом 2013 года Осташковский суд, который также пришёл к выводу о виновности подсудимого в превышении должностных полномочий и получении взятки и приговорил его к семи годам и одному месяцу колонии строгого режима, а также к штрафу в 3,1 млн. рублей.

Столь суровый приговор вызвал волну общественного негодования в России и многих других странах. Якобы возмутился даже президент РФ Владимир Путин, которого вряд ли можно заподозрить в излишнем пацифизме по отношению к осужденным. Судьи, вынесшие приговор Илье Фарберу, тоже наверно понимали несоразмерность преступления и наказания, они же все-таки люди. Но в России судьи — люди, зачастую подневольные и вынуждены прислушиваться к мнению «начальства». А начальники в Тверской области или выше решили, судя по всему, Илью «замочить» и судьи подчинились.

По одной из версий, Илью Фарбера и главу сельской администрации Любовь Валееву связывали тесные отношения. Тем самым Илья будто бы «перешел дорогу» какому-то важному начальнику. В пользу этой версии косвенно говорит то, что предварительное следствие вело районное отделение ФСБ (Федеральная Служба Безопасности, бывшее КГБ. М.Л.), хотя такого рода дела не их компетенция.

По версии защиты Илья Фарбер вообще не виноват. Согласно ей, ремонт ДК практически не продвигался, а подрядчик работ ссылался на финансовые трудности. По этой версии Илья периодически одалживал деньги подрядчику работ на продолжение строительства, а также покупал строительные материалы на свои деньги. По утверждению Фарбера, подрядчик обещал вернуть эти деньги Фарберу после окончания работ, составления акта об их приеме и получения оплаты (2,5 млн. рублей) из государственного бюджета.

По мнению ряда российских газет, первое судебное разбирательство, проходившее в 2012 году, велось с многочисленными нарушениями процессуальных норм. Не обошлось и без антисемитизма: во время первого суда государственный обвинитель задавался вопросом: «Может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать русской деревне?»

Второй раз Верховный суд РФ отменил последний приговор и опять отправил дело Ильи Фарбера в Тверской областной суд. 6 ноября 2013 года Тверской областной суд вернул в Осташковский городской суд дело бывшего директора Дома культуры «Мошенский», где оно и рассматривается вновь.

В ноябре 2013 года в Израиле, где пристально следят за судьбой Ильи Фарбера, побывал отец осужденного Исаак Анатольевич с сыном Ильи — Саввой. Фарбер-старший приехал в Израиль, чтобы навестить своих родственников: дочь и сестру. С ним встретился журналист Михаил Ланцман.

 — Сколько у вас детей?

— Четверо: Оля, Илья, Саша, Коля. Девочка, мальчик, девочка, мальчик, такая последовательность. Оля старшая, ей 36 лет, она живет в Израиле. Илья — второй, потом следуют Саша и Коля. У Коли своя семья, он живет отдельно в Подмосковье, а Саша пока не обзавелась семьей и живет со мной в Красногорске.

 — У Ильи сколько детей?

— Трое: Петя — 20 лет, Савва — 9 лет, Арсений — 3 года, Петя от первой жены, Савва и Арсений — от второй. Все дети Ильи — «половинки»: обе его жены — русские. Сейчас Илья не женат.

 — Где-то в интернете писали, что Илья уехал в деревню, чтобы спасти детей от удушающего смога в Москве летом 2010 года.

— Он оказался в Мошенке в общем случайно. Илья ездил на Селигер отдыхать, на пару дней. Ему там сказали, что есть программа для учителей, по которой он может получить дом, и есть деревня, где нужны учителя. Он съездил туда, посмотрел и решил остаться. Он ехал с большим желанием там работать и жить.

 — А он был учителем?

— Да, он и раньше какое-то время преподавал, у него есть способности к педагогике.

 — Какой предмет он преподавал?

— Ну, рисование, в первую очередь. Он ведь художник. Он там преподавал еще литературу, музыку. Это была маленькая сельская школа, ее уже закрыли, детей разбросали по соседним деревням. Там разные были ребята — с 5-го по 9-й класс, 10-го и 11-го в школе не было, вся школа — меньше 30 детей.

 — Почему его назначали директором клуба? Это была инициатива местных работников или нет?

— Да, просто в какой-то момент не было никого, попросили Илью, он согласился.

 — Какое у Ильи образование?

— Он ГИТИС (Государственный институт театрального искусства. М.Л.) закончил. По специальности — оперный артист. Окончил в начале 1990-х годов, когда был кризис, у Ильи к тому времени была семья, маленький ребенок. Он не мог на зарплату артиста прокормить семью — занялся проектированием и дизайном. Я был строителем, а он — хороший художник. Я его как-то привлек к своей работе, чтобы он оформил фасад здания. Ему эта работа понравилась. У него всегда получалось нестандартно, каждый раз по-новому. Он этой работой увлекся и этим зарабатывал. И начал преподавать тоже в Снегирях. Он жил в Снегирях тогда, снимал там жилье. Он там преподавал рисование в школе.

 — Он вел в деревне Мошенка еще какие-то кружки?

— Да, он с детьми борьбой «ушу» занимался.

 — Илья, помимо преподавания и ведения кружков, устраивал какие-то праздники для детей. Вы не знаете какие?

— Ну, обычные, что в школе может быть: 1-е сентября, 1-е мая, 9-е мая, Новый год… А еще например — Хеллоуин.

 — А как он детям и их родителям объяснял, что это за праздник?

— Объяснял как-то, объяснять он умеет хорошо.

 — Где-то писали, что у Ильи не сложились отношения с родителями детей. Это правда?

— Да, не сложились, опять же, с некоторыми.

 — Из-за чего?

— Я могу только предполагать. Он все делал по-своему, не так, как было привычно для них: где-то задание не задал, где-то еще что-то. Для иных родителей это было необычно. Кому-то такой учитель нравился, кому-то не нравился, но дальше этого дело не шло.

 — Распространена версия, что Илья, таким образом, «пошел в народ», как интеллигенты во второй половине XIX века; их деревенские жители тогда тоже боялись и сдавали в полицию. А сейчас? Со стороны жителей были какие-то выходки?

— Один там был такой обиженный — сын бывшей работницы этого клуба. Он, так сказать, мстил за мать.

 — Илья бывал в Израиле?

— Нет, не успел пока.

 — Вместо этой деревни лучше бы приехал сюда, тогда бы не сел в тюрьму!

— Я согласен с вами.

 — У вас есть своя версия того, что случилось с Ильей?

— Окончательной версии нет — так, предположения какие-то. Но я уверен, что Илья ни в чем не виноват.

 — Он там останется, если его оправдают?

— Вряд ли. Школы, собственно, там нет сейчас.

 — Переедет к вам?

— Думаю, что да. Чем он будет заниматься, я пока не знаю. Посмотрим, куда он направит свои стопы.

 — А Илья видел младшего сына?

— Когда он уехал на Селигер, Арсений еще не родился. Арсений родился в Камбодже в море. В России тогда была поздняя осень, а его мама искала место, где можно рожать в воде. Пошла такая мода. Она побывала в Индии, но остановилась в Камбодже, где и родила Арсения. Савва тоже в воде родился, но в России, в одном из Подмосковных водоемов, тогда было лето.

 — Арсений сейчас у вас живет?

— Нет, он живет с мамой в Тюмени у ее родителей. Она в свое время приехала в Москву из Тюмени, где и познакомилась с Ильей.

 — А Савва где живет?

— Он живет со мной в Красногорске уже 3 года. Когда они развелись, Савва ходил в школу и музыкальную школу, а ей еще только предстояло поехать в Тюмень,

 — Будем надеяться, что все закончится хорошо для него и Илья в скором времени выйдет на свободу.

Реклама
Метки:

3 комментария to “Лучше бы Илья Фарбер переехал в Израиль!”

  1. Reblogged this on Иди Фри and commented:
    Интервью с отцом

  2. Знаю сам: с законом в Подмосковье
    До сих пор царит средневековье

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: