Нарком, любивший «клубничку»

ВЗЛЁТ И ПАДЕНИЕ ГЕНРИХА ЯГОДЫ

В юдофобском списке «преступлений еврейского народа перед человечеством» есть и перечень фамилий. Одно из первых мест на этом «пьедестале непочета» занимает герой данного очерка

Валентин ДОМИЛЬ, Акко

Руководителям советской госбезопасности изначально была уготована роль козлов отпущения. За редкими исключениями.

Дзержинский, что называется, вовремя умер. И был канонизирован.

Менжинский стоял у руля ещё до «обостренья классовой борьбы», до судьбоносных политических процессов. К тому же он почти всю каденцию тяжело болел и ничем особенным себя не проявил. По крайней мере, на фоне Ягоды, Ежова и Берии. Этим досталось по полной программе.

Не то, чтобы упомянутые выше государственные деятели так уж сильно отличались от всех прочих.

Но, в силу занимаемой должности, были крайними: они выполняли порученную им грязную работу. А затем на них же всё и валили.

* * *

Один из главных руководителей советских органов госбезопасности (ВЧК, ОГПУ, НКВД), нарком внутренних дел СССР (1934-1936 гг.) Генрих Григорьевич Ягода родился 19 ноября 1891 года в городе Рыбинске.

Его отцом был ювелир Гершель, он же Гершон, он же Гирш Фишелевич Иегуда. Мать его, Хася, была дочерью симбирского часового мастера. Своего сына, будущего наркома, родители назвали Генохом.

Семья была достаточно ассимилированной. И, в силу этого, по примеру многих прочих, изрядно поработала над паспортными данными. Гершель Фишелевич стал Григорием Филипповичем. Хася — Марьей Гавриловной. Ну, а свою исконную фамилию сделали более привычной для русского слуха. Одно дело Иегуда; совершенно другое — Ягода. Пусть даже и с ударением не на том слоге.

То ли сразу, то ли уже ступив на путь революционной борьбы, Генох стал Генрихом. Генрихом Григорьевичем Ягодой.

* * *

У Генриха Ягоды было два брата и пять сестер.

Старший брат Михаил погиб в 1905 году во время народных волнений в Сормово.

Брата Льва расстреляли в 1916 году на фронте. Он, как пишут, отказался идти в бой. Утверждение не без подтекста. Все идут в атаку, а Лев Гершелевич Ягода отсиживается в окопе. Обычная история. В духе бытовавших в народе, вплоть до победоносных войн Израиля, антисемитских анекдотов типа:

«- Орлы! За Родину! За Сталина! Вперед! — кричит командир.

Все поднимаются и бегут. Кроме двух евреев:

— Мы не орлы. Мы львы. Я Лев Абрамович. А он — Лев Семенович».

В действительности же, брата Генриха Ягоды расстреляли за организацию восстания в полку. Солдатам надоела война. И они бунтовали. Один из таких бунтов возглавил Лев Ягода.

Опекаемые братом-наркомом сестры жили, до поры до времени, в тепле, холе и неге. У них были квартиры в центре Москвы. И дачи в Подмосковье.

После ареста Генриха Ягоды в 1937 году, сестры вместе с их семьями были репрессированы.

* * *

Генрих Ягода находился в родстве с Председателем ВЦИК Яковом Свердловым. Они были троюродными братьями.

В жены Генрих Ягода взял племянницу Якова Свердлова Иду Леонидовну Авербах.

Ещё он приятельствовал с братом жены Леопольдом Авербахом, ставшим, со временем, большим литературным начальником, главой РАППа (Российской ассоциации пролетарских писателей — В.Д.). Генрих Ягода протежировал ему и способствовал укреплению неограниченной власти над писателями.

Родство с семейством Свердловых во многом определило карьеру Генриха Ягоды. Особенно в первые годы, когда слово его троюродного брата Якова, весило очень много.

Чуть ли с нижегородских времен, что тоже существенно, Генрих Ягода был знаком с Горьким. «Буревестник революции» ласково называл Генриха Григорьевича — «Ягодка».

* * *

Как и подавляющее большинство руководителей Советского Союза той эпохи, серьезного образования Генрих Ягода не получил. Из гимназии он ушел. Позднее окончил её экстерном.

Впрочем, это всего лишь одна из версий.

Согласно другой, дальше пяти классов дело не пошло.

Сведения о том, чем занимался Генрих Ягода после окончания учебы, разнятся. Одни утверждают, что свою трудовую деятельность он начал в типографии. Пишут также, что он работал фармацевтом в аптеке. Служил, правда, недолго, статистиком в каком-то управлении.

Под руководством своего дальнего родственника Моше Свердлина (Свердлова), пытался овладеть специальностью гравера. На каком-то этапе обучения похитил у учителя набор инструментов. Был уличен в краже. Но дело замяли.

* * *

В пятнадцатилетнем возрасте Генрих Ягода примкнул к нижегородским анархистам-коммунистам. Переполненный революционных амбиций, ездил в Москву за динамитом.

Ещё он сотоварищи планировал ограбление банка в Нижнем Новгороде. Глава нижегородских анархо-коммунистов, некий Чемборисов, был тайным сотрудником Департамента полиции. По его наводке Генриха Ягоду арестовали.

В тюрьме наш герой пробыл недолго.

Судя по всему, обратили внимание на возраст. И дали возможность одуматься.

Не одумался.

1907 год — решающий в революционной судьбе Генриха Ягоды. В этом году незадачливый анархо-коммунист стал большевиком.

* * *

В мае 1912 года Генриха Ягоду задержали в Москве.

Поводом для ареста послужили, лишь отчасти связанные с революционными делами обстоятельства. Как еврей Ягода не имел права жить в первопрестольной. Отделался он довольно легко. Суд приговорил Генриха Ягоду к двум годам ссылки в Симбирск. В 1913 году его амнистировали по случаю трехсотлетия дома Романовых.

GYAGO1

Так выглядел будущий глава НКВД в 1911 году, когда его отправляли в ссылку

Дабы больше не искушать судьбу, Генрих Ягода принял православие и поселился в Петербурге.

Какое-то время он сотрудничал с легальным партийным журнал «Вопросы страхования». Работал в больничной кассе на Путиловском заводе.

Легальные занятия Генрих Ягода совмещал с нелегальной партийной работой.

* * *

В 1914 году Генриха Ягоду призвали в армию.

В армии, вне всякого сомнения, он проводил политику партии. Вел среди солдат, как говаривал сослуживец бравого солдата Швейка, вольноопределяющийся Марек, разного рода «предательские разговорчики». Чем способствовал, в меру сил и возможностей, разложению армии, и потере её боеспособности.

Делал он это не столь открыто, как брат Лев. Умело скрывал отсутствие лояльности и пораженческие настроения.

Начальство относилось к Генриху Ягоде терпимо. Считало дельным солдатом.

С учетом боевых заслуг и проявленной воинской доблести Генриху Ягоде было присвоено звание ефрейтора. Звание не Бог весть какое высокое, но в солдатской среде ценимое.

В 1916 году ефрейтор 20-го стрелкового полка 5-го армейского корпуса Генрих Ягода был ранен.

После лечения в госпитале Ягоду сочли непригодным к воинской службе и демобилизовали.

* * *

По возвращении в Петербург, ефрейтор Генрих Ягода был включён в состав военной организации большевиков. В числе прочих членов этой организации он участвовал в Октябрьском перевороте. И способствовал приходу партии большевиков к власти.

Продвинуться Генриху Ягоде помог случай.

Новая власть остро нуждалась в грамотных делопроизводителях. Было много вакансий. И очень мало более или менее пригодных для этого людей. Большинству не доставало элементарных знаний. Ну, а те, у кого эти знания наличествовали, не подходили в силу политической неблагонадёжности.

С подачи родственника, Председателя ВЦИК Якова Свердлова, Генриха Ягоду в апреле 1918 года назначили управляющим делами Высшей военной инспекции (ВВИ).

ВВИ занималась демобилизацией старой армии и формированием новых боеспособных частей.

В качестве управляющего делами Генрих Ягода ездил по фронтам гражданской войны. Там он оценивал обстановку. Делал выводы. И, соответственно, в меру понимания, на что-то указывал и что-то рекомендовал.

* * *

Лев Троцкий отзывался о Генрихе Ягоде без особого пиетета:

— Очень точен, чрезмерно почтителен и совершенно безличен. Худой, с землистым цветом лица… с коротко подстриженными усиками, в военном френче, он производил впечатление усердного ничтожества.

Отстраненный от власти и, в силу этого, обозленный, Лев Давыдович в своих оценках бывал нередко излишне субъективен. Иногда попросту перегибал палку.

Революционное прошлое, родственные связи, несомненно, сыграли свою роль. Но, не будь у Генриха Ягоды изрядных деловых качеств, он едва бы смог достичь начальственных высот. И, что не менее важно, удерживаться на них в течение продолжительного времени.

* * *

Впечатляет карьерный рост Ягоды, ступени, которые ему пришлось одолеть на пути к власти.

В ноябре 1919 года Генриха Ягоду назначили управляющим делами Особого отдела ВЧК при СНК РСФСР. Со временем его повысили в должности. Какое-то время Генрих Ягода работал заместителем начальника этого крайне ответственного отдела. Затем возглавил его.

Феликс Дзержинский взял бойкого управленца к себе в заместители.

Сменивший Феликса Дзержинского Вячеслав Менжинский последовал его примеру.

В июле 1934 года Генрих Ягода достиг высшей власти — стал народным комиссаром внутренних дел СССР.

GYAGO3

Руководители ОГПУ — делегаты XVII съезда ВКП(б): Я.С.Агранов, Г.Г.Ягода, неизвестный и С.Ф.Реденс. Москва. 1934 год

* * *

Список деяний Генриха Ягоды многообразен.

На его счету жестокое подавление волнений недовольных «раскулачиванием» крестьян на Украине, Поволжье, Казахстане и Средней Азии.

Судебные процессы над «убийцами» Кирова.

И волна последовавших за ними, буквально потрясших страну, широкомасштабных репрессий.

Пресловутое «Кремлевское дело», сфабрикованное в середине 30-х гг. дело по обвинению ряда лиц в создании контрреволюционных террористических групп и подготовке террористического акта против И.В.Сталина. По делу было привлечено 29 человек — служащие правительственной библиотеки и комендатуры Кремля.

Показательный Московский процесс против Каменева и Зиновьева.

* * *

GYAGOЕще с именем Ягоды связаны трудовые свершения.

Рабский труд заключенных стал едва ли не определяющей силой, позволявшей быстро и без особых затрат осуществлять самые грандиозные планы партийного руководства.

Рыть каналы, прокладывать железные дороги, осваивать Дальний Север и тайгу.

«Правда», имея в виду личный вклад Генриха Ягоды, разразилась панегириком:

«Неутомимый воин революции, он развернулся и как первоклассный строитель… Переделка людей, проблема «чудесного сплава» — разве она не решается замечательным образом на этих стройках».

На последнем шлюзе «Беломорско-Балтийского канала был установлен памятник в виде тридцатиметровой пятиконечной звезды с огромным бронзовым бюстом Генриха Григорьевича внутри. В ознаменование побед, а также личного вклада, не щадящего себя наркома, организатора, инициатора и идейного руководителя. В память грядущим поколениям. Можно сказать, на века.

Фото: Генрих Ягода на строительстве канала Москва-Волга

* * *

Как пишут, Ягода был излишне жесток и скор на расправу. Судьбы людей Генриха Ягоду заботили мало. Одним росчерком пера он мог забрать чью-то жизнь. А мог и оставить. Не отчитываясь в этом ни перед кем. И не неся, соответственно, никакой ответственности.

Всё списывалось на интересы дела. Высшая политическая целесообразность.

Трудно сказать, в какой степени эта жестокость зависела от личных свойств и качеств наркома.

Беспощадность к врагам была одним из главных постулатов развязанной Сталиным войны. И в этой войне, мягкотелым, совестливым и нерешительным не было места.

Всё была построено на крайней агрессии и преданности, тоже крайней, вождю и идеалам, которые этот вождь декларировал.

Эрих Фромм писал:

«…я полагаю, что агрессивность не следует рассматривать изолированно, что это не отдельно взятая характеристика, а часть совокупности, составная часть некоего целостного синдрома, ибо агрессивность обнаруживается всегда рядом с целым набором вполне определенных признаков системы, таких как строгая иерархичность, лидерство, классовые противоречия и т.д. Другими словами, я считаю агрессивность составной частью целостной характеристики общества, а не отдельной чертой поведения изолированного индивида».

Сказанное Фроммом многое объясняет в поведении Ягоды и иже с ним; но, разумеется, не оправдывает.

* * *

Карьера Генриха Ягоды оборвалась в сентябре 1936 года. Отдыхая в Сочи, Сталин направил в Политбюро указующее письмо, следующего содержания:

«Считаю необходимым товарища Генриха Ягоду снять и заменить товарищем Николаем Ежовым».

С письмом, естественно, согласились, и Ягоду, не, вдаваясь в подробности, сняли. Перевели из наркомата внутренних дел в наркомат связи.

О том, что подвигло Сталина на это решение, пишут разное.

На каком-то этапе, полагают некоторые, Сталин посчитал, что Ягода исчерпал свои возможности. Достиг потолка. И в силу этого стал менее эффективен в борьбе с многочисленными врагами советской власти и его, товарища Сталина, лично.

Опоздал с принятием решительных мер на несколько лет. Дал разрастись троцкистской скверне. И, тем самым, чуть было не довел страну до катастрофы.

Ещё крайне подозрительному Сталину, могло показаться, будто Ягода за долгие годы пребывания на ответственном посту, спелся с троцкистским же охвостьем, и, в силу этого, стал опасен.

Возможно, Сталина раздражали чисто человеческие качества много возомнившего о себе наркома. Заелся. Не по чину берет.

«Маршальского звания ему мало (звание Генерального комиссара госбезопасности, присвоенное Ягоде в 1935 году, соответствовало воинскому званию маршал — В.Д), — рассуждал товарищ Сталин, — так он, потеряв остатки партийной скромности, захотел большего. Памятник себе воздвиг «нерукотворный».

После низвержения Генриха Ягоды обелиск с бюстом наркома снесли вместе со скалой, на которой он был установлен.

* * *

На посту наркома связи Генрих Ягода пробыл недолго. 5 апреля 1937 года он был арестован «ввиду обнаружения антигосударственных и уголовных преступлений».

Арест Ягоды был санкционирован Политбюро ЦК ВКП (б).

Пресловутые антигосударственные и уголовные преступления, которые вменили Генриху Ягоде, включили в себя весь джентльменский набор того времени.

От преступной связи со злейшими врагами советской власти Троцким, Бухариным и Рыковым, до организации заговора с целью «подготовки государственного переворота и интервенции».

Еще Ягоду обвинили в организации убийств Менжинского, Куйбышева, Горького и его сына Максима Пешкова.

GYAGO2

Фото: Одним из главных обвинений против Ягоды было то, что он якобы организовал сначала убийство сына Горького, а потом отравил и его самого ради того, чтобы… вступить в связь с горьковской невесткой

Он также готовил покушение на Сталина, как же без этого; и хотел отравить своего приемника, верного ленинца Николая Ежова.

В квартире Генриха Ягоды, и на его даче, был произведен обыск.

Впечатляет опись найденного.

  • «Троцкистская» литература.
  • Две пули.
  • Пули сплющенные.

Они были извлечены из тел расстрелянных в подвале Лубянки Зиновьева и Каменева. Ягода присутствовал при расстреле и взял пули на память. В качестве сувенира.

Всё остальное с политикой никак не связано. Антикварные изделия — «270 штук».

Недоступное большинству прочих граждан дорогое импортное тряпье. В основном женское. В том числе — «Чулок шелковых и фильдеперсовых заграничных — 130 пар…».

Погребок старых выдержанных вин — 1229 бутылок.

Сигареты — 11075 штук.

Коллекция мундштуков и трубок.

Коллекция редких монет.

Револьверы «разные» — 19 штук.

Охотничьи ружья. Тоже «разные».

Много денег, наличных и на сберегательной книжке.

И, наконец, 11 порнографических фильмов, и порнографические же открытки и фотографии. Всего 3904 штуки. Вкупе с искусственным половым членом. Так называемым страпоном. Что свидетельствовало не только о политической, но и о сексуальной озабоченности наркома.

В дальнейшем вещдоки эротического содержания перешли приемнику Генриха Ягоды Николаю Ежову. Ежов тоже, как утверждают, был изрядно сексуально озабочен.

И если вспомнить о ставшем притчей во языцех распутстве Лаврентия Павловича Берии, то приходится согласиться с идущими к нам из древности утверждениями о жестокости и сладострастии, как о тесно связанных друг с другом свойствах человеческой природы.

* * *

Было проведено следствие.

Против Генриха Ягоды выступили все его заместители во главе с Аграновым. Они дали изобличительные показания. Ещё они били себя в грудь и каялись в том, что в течение многих лет не смогли распознать матерого врага, возглавлявшего их ведомство.

Позднее, все они, числом пятнадцать, были расстреляны.

Ягода, видно, над ним здорово поработали, предъявленные ему обвинения, с теми или иными оговорками, признал.

* * *

Третий Московский процесс по делу участников правотроцкистского подпольного блока состоялся в феврале 1938 года.

Генрих Ягода предстал как один из главных обвиняемых. Данные на следствии показания он, в целом подтвердил. Раскаивался в совершенном. Просил учесть прошлые заслуги. И те мучения, которые он, занимаясь антигосударственной деятельностью, испытывал в силу душевной раздвоенности и невыносимых противоречий. В нем, Генрихе Ягоде, как бы жило одновременно два человека.

«Первый… видел гигантский рост страны, расцвет ее под руководством Сталинского ЦК, он же видел всю мерзость и грязь правотроцкистского подполья; — судя по протоколу допроса, говорил Ягода, — а второй… был прикован к этому самому подполью, как колодник к тачке, творя те чудовищные преступления, которые здесь разобраны со всей ясностью».

Генрих Ягода категорически опроверг обвинение в руководстве заговором. Он был всего лишь одним из его участников. Ещё он не взял на себя убийство Кирова. И оказание помощи иностранным шпионам.

— Если бы я был шпионом, — сказал Ягода, — то десятки стран мира могли бы закрыть свои разведки.

И в самом деле, помощь наркома, курирующего, в силу должности, разведывательные службы страны, была бы неоценимой. Имей она место, разумеется.

В своем последнем слове, Генрих Ягода попросил о снисхождении:

— Я бы не смел просить о пощаде, если бы не знал, что данный процесс является апофеозом разгрома контрреволюции, что страна уничтожила все очаги контрреволюции и советская страна выиграла, разбила контрреволюцию наголову. То, что я и мои сопроцессники сидят здесь на скамье подсудимых и держат ответ, является триумфом, победой советского народа над контрреволюцией. Я обращаюсь к суду с просьбой — если можете, простите.

Генеральный прокурор Вышинский и Председатель Трибунала Ульрих свое дело знали туго. И просьбе не вняли.

Вместе с другими обвиняемыми Генрих Ягода был приговорен к расстрелу.

Ещё на что-то надеясь, Генрих Ягода направил в Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР просьбу о помиловании:

«Вина моя перед Родиной велика. Не искупить её в какой-либо мере. Тяжело умирать. Перед всем народом и партией стою на коленях и прошу помиловать меня, сохранив мне жизнь».

Президиум Центрального комитета прошение отклонил.

15 марта 1938 года Генрих Ягода был расстрелян в Лубянской тюрьме НКВД.

Отдельно от других, приговоренных Трибуналом к смертной казни.

Место его захоронения неизвестно.

* * *

Репрессии в духе бесчеловечных традиций тех лет, коснулись родственников Генриха Ягоды. Их арестовали и осудили как соучастников.

Жену Иду Леонидовну расстреляли.

Тёща Софья Михайловна, сестра Якова Свердлова, престарелые родители, сёстры Генриха Ягоды с семьями, всего пятнадцать человек, были отправлены в ГУЛаг.

Выжить удалось только сыну Генриха Ягоды Гарику. В то время Гарику было не то девять, не то десять лет. После возвращения, он сменил фамилию. В дальнейшем следы сына Ягоды затерялись.

* * *

Система вознесла Генриха Ягоду на вершину власти, сделав его своим орудием. Система и низвергла его, превратив в жертву.

Ужасная логика тех лет.

Вполне предсказуемый ход событий.

Еженедельник «Секрет»

Реклама

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: