Израиль — зафиксированная духовность

РЕРИХ – ЭТО ОЧЕНЬ ПО-ЕВРЕЙСКИ

________ _______rerihajerusalem (Medium)

22 декабря в Иерусалимской русской библиотеке (Агриппас, 88, «Шук-каньон») состоится презентация альбома-каталога работ израильских художников из собрания Одесского Дома-музея имени Николая Рериха

Ныне в собрании Одесского Дома-музея имени Николая Рериха находится самая репрезентативная из стран восточно-европейской диаспоры коллекция современного израильского изобразительного искусства с 1967 по 2013 гг.

В коллекции представлены, по сути, все виды изящных искусств: живопись маслом, акрилом, темперой, акварель, графика, скульптура из бронзы и дерева, декоративные работы на стекле, ювелирные украшения из серебра и фарфора с росписью золотом. Всего 86 произведений изобразительного искусства — работы 49 художников, передавших работы в музей.

Значительную часть коллекции составляют издания с автографами израильских деятелей культуры. Среди них около 30 каталогов с работами художников, книги, созданные художниками и писателями в соавторстве, издания, в которых автор выступает одновременно и писателем и иллюстратором, книга-альбом Галины Подольской «Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями» (Иерусалим, 2011).

В июле 2013 года в Иерусалиме в Русской библиотеке коллекция была передана директору музея Елене Петренко.

Подробно об израильской коллекции из собрания Дома-музея имени Николая Рериха вы можете прочитать в статье израильского искусствоведа, писателя, доктора филологических наук Галины Подольской, собравшей эту коллекцию и выступившей со стороны Израиля инициатором ее дарения Одесскому Дому-музею имени Николая Рериха.

Статья, которую публикуем в авторской редакции, предваряет альбом-каталог «Картины израильских художников» первой выставки журнала «Лига Культуры» — издания из серии «Коллекции. Коллекционеры» Одесского Дома-музея имени Николая Рериха (Одесса: Астропринт, 2013). Надеемся, что она заинтересует наших читателей – несмотря на ее солидный объем.

Но прежде всего давайте просмотрим часть работ, вошедших в этот каталог.

Напоминаем: все фотографии в галерее кликабельны — нажав на превью-«тарелочки», вы можете увидеть их в полном объеме. Открыв первую из иллюстраций в галерее, далее вы можете листать их при помощи стрелочек

Галина ПОДОЛЬСКАЯ

 «Когда мы говорим, что красота, искусство, творчество есть жизнь, мы тем самым говорим о грядущей эволюции. Все сделанное для творчества, для искусства уже есть подвиг эволюции…»

 Н.Рерих «Держава Света.Хвала художникам»

 

 «Искусство нигде и никогда не родится без ремесла»

 Е.Ладыженский «Одесса моих юных лет»

 1. ГОРЯЩАЯ ИСКОРКА

Читатель!

В ваших руках каталог работ первой выставки международного проекта «Израильская коллекция — Одесскому Дому-музею имени Николая Рериха», которые уже стали частью постоянного собрания Одесского музея.

Это первая коллекция, подаренная деятелями искусств Израиля стране Исхода выходцами из стран восточно-европейской диаспоры. Некоторые из них проживают в Израиле с начала 1970-х годов, а кто-то репатриировался в годы Большой алии. Впрочем, есть и те, кто родился в Израиле. 1967-м годом датирована работа тушью «Разговор» Леонида Зильбера, создателя памятника Александру Бунимовичу — русскоязычному солдату-танкисту, погибшему во Второй Ливанской войне. Живописные работы Арсения Година, Анны Зарницкой, Шауля Космана, Вадима Макарова, Анатолия Метлы, Германа Непомнящего, Оливии де Росси, пастели Рут Гроссман относятся к 2013 году. Границы временного охвата представленной подборки таковы, что уже есть о чем говорить. Это «возраст», составляющий две трети жизни Государства Израиль, которому в 2013 году исполнилось 65 лет. И это та эволюция израильского изобразительного искусства в культурно-историческом пространстве страны Сиона, суть которой укладывается в старинную славянскую пословицу, отраженную на линогравюре Иосифа Капеляна «Кто за правое дело стоит, тот всегда победит» (1972 г.)

Как же это перекликается со словами Н.Рериха о том, что «Культура есть почитание Света. Культура есть любовь к человеку. Культура есть благоухание, сочетание жизни и Красоты. Культура есть синтез возвышенных и утонченных достижений. Культура есть оружие Света. Культура есть спасение. Культура есть двигатель. Культура есть сердце. Если соберем все определения Культуры, мы найдем синтез действенного Блага, очаг просвещения и созидательной Красоты». (1).

Проект «Израильской коллекции — Одесскому Дому-музею имени Н.Рериха» отражает все эти понятия, в том числе личностные качества дарителей. И в самом даре заключен «синтез возвышенных и утонченных достижений» — то, без чего невозможно создание подлинного произведения искусства.

В переданное собрание вошло 86 произведений искусства. Сам круг имен (а это 49 художников и скульпторов), чьи работы представлены в каталоге, позволяет судить о своеобразии современного израильского изобразительного искусства и размышлять об основных тенденциях развития культуры с 1970-х гг. по настоящее время. А еще — понять, каким образом ремесло, привезенное в Израиль как школа искусства, помогло выжить конкретным людям в стране иной ментальности и обрести себя профессионально, потому что, как известно, «искусство нигде и никогда не родится без ремесла» (2).

Это то, что отражает процессы ассимиляции и самоутверждения деятелей искусства, получивших художественное образование в странах постсоветского пространства, и подтверждает его качественную сторону, давшую возможность самоутвердиться здесь. Во истину: Культура есть спасение.

Подборка работ, включенных в каталог произведений искуства, позволяет судить об эволюции творческого сознания художников, сказавшейся в новых темах, образах, средствах выражения, стилях, ныне сближающих творчество выходцев из стран восточно-европейской диаспоры с устоями страны Сиона и культурами, привнесенными в Израиль репатриантами всего мира. И это вновь подтверждает сентенцию Н.Рериха о том, что Культура есть двигатель, дающий импульс к собственному развитию.

Эстетическое начало, заложенное в самом труде художника, как правило, сказывается на потребности вносить эти элементы в повседневную жизнь. Культура вдохновляет к поиску Прекрасного вокруг себя, а если этого недостаточно, порождает желание своим творчеством созидать мир, в котором случилось жить. Зачем? Ради его благоухания, сочетания жизни и Красоты.

Чтобы убедиться в этом, достаточно просто поездить по Израилю и увидеть, сколько скульптур, мозаичных панно, росписей, витражей создано нашими мастерами, в скольких музеях, культурных, образовательных медицинских учреждениях есть их работы, сколько самых различных помещений оформлено ими.

Цель «Израильской коллекции» эстетическая и просветительская, поскольку ее составляют имена нового культурного пространства современного Израиля. В этой связи очень важно, что помимо произведений изобразительного искусства в коллекцию входят издания о культуре страны Сиона — монографии, сборники статьей, эссе, каталоги, театральные произведения, художественная проза, стихи. Есть таковые, созданные литераторами и художниками в соавторстве. И — по большей части — оформленные художниками, чьи работы вошли в «Израильскую коллекцию». Созданные и изданные в Израиле, они помогают уяснить историко-культурный контекст, в русле которого появились работы, составившие переданное в дар собрание. И все целом вычерчивает дополнительные ракурсы в самой организации представленного материала и создает целостное полотно, позволяющее познать истоки и увидеть нынешний день израильского изобразительного искусства.

Этот день наступил: алый Феникс возродился из пепла, обретя приметы современной культуры в очаге просвещения и созидательной красоты (1) на Земле Обетованной. И «Израильская коллекция» — горящая искорка, вылетевшая из этого очага.

2. ПРОЕКТ «ОДЕССКИЙ ДОМ-МУЗЕЙ ИМЕНИ Н.РЕРИХА В ИЗРАИЛЕ» И ПРЕДПОСЫЛКИ ОТВЕТНОГО КУЛЬТУРНОГО ПРОЕКТА

«Вспомнив о значении творчества, человечество должно вспомнить и о языке сердца, — размышлял Н.Рерих. — Разве не этим языком созданы Притча Соломона, и псалмы, и Бхагават-Гита, и все пламенные заветы отшельников синаитских?» (3). И далее: «Нитями сердечными объединены работники Культуры. Горы и океаны — не препятствия для этих сердец возжженных».(4.)

Вот именно: горы и океаны — не препятствия…. Инициатива передать Одесскому Дому-музею имени Н. Рериха свои работы, созданному по рериховскому представлению о музее как храме муз, была сердечно поддержана израильскими художниками.

Авторитет Н. Рериха во всем мире и особенно среди выходцев из стран восточно-европейской диаспоры таков, что это вызывает эмоциональный отклик. А как иначе? Он также из страны, где государственным языком был русский, который был понятен всем славянам.

Поражает масштаб личности, вызвавшей с мире феномен появления многих музеев, носящих имя Н. Рериха, что обусловлено вниманием мировой общественности к его разностороннему творческому наследию. Н.Рерихом создано более 7000 картин, некоторые из которых ныне оцениваются в миллионы долларов, находятся в престижных музеях мира, а литературное наследие насчитывает более 27 томов.

Выдающийся созидатель мировой культуры, Н. Рерих обладал не только мастерством художника-исполнителя, но был личностью в высшей степени достигшей духовной самореализации и имел реальное духовное водительство.

Философ, ученый, общественный деятель, он стал основателем многих культурных организаций: Музея Допетровского искусства и быта (1911 г.), Музея Русского Искусства в Санкт-Петербурге (1915 г.); Института Объединенных Искусств (1921), Международного Художественного Центра «CORONA MUNDI» (1922), Всемирной Лиги Культуры в США. Н. Рерих — инициатор и автор Международного Договора об охране художественных и научных учреждений, исторических памятников (Пакта Рериха), подписанного в 1935 году Т. Рузвельтом и представителями Пан-Американского союза в Белом Доме.

Первый Музей Николая Рериха был открыт в Нью-Йорке в 1923 году, положив начало рериховскому движению в мире, вылившемуся в открытие 11 музеев, носящих его имя. Среди них — и музеи — институты в Москве и Санкт-Петербурге, и самый молодой рериховский центр — Одесский Дом-музей — единственный в Украине. Он открылся 10 марта 2000 г. — открылся благодаря деятельным мечтам сподвижников его учения — художника Бориса Смирнова-Русецкого (1905-1993). В 1926 году в Москве он встречался с Н. Рерихом. Эта встреча и определила судьбу молодого человека, его взгляды на место человека в мире. 20 век — трудный век, но он научил людей не бояться их убеждений. С 1941 по 1951 гг. — десять лет исправительно-трудовых лагерей за «антисоветскую пропаганду», «связь с русским эмигрантом Рерихом Н. К.»

Но это ничего не изменило в его отношении к личности Н. Рериха. В 1957 году Б. Смирнов-Русецкий встречается с Юрием Рерихом, с 1960 года общается со Святославом Рерихом, с самого начала входит в состав Комиссии по культурно-художественному наследию Николая Рериха при Государственном музее Востока, председательствует в Московском рериховском обществе.

Непосредственное отношение к открытию Одесского музея имеет и профессор-индолог МГУ Наталья Сазанова (1932-2006). Наконец, основательница Дома-музея — Елена Петренко, врач, рериховед.

Основу музейного фонда составили картины, этюды, наброски; архивные материалы: автографы семьи Рерихов, рукописи воспоминаний, дневники, письма, редкие фотографии, переданные Б. Смирновым-Русецким и Верой Яснопольской (1916-1996) — ученицей Артура Фонвизина (1882-1973), передавшей работы своего наставника. В архивно-библиотечном фонде — прижизненные издания книг Елены Рерих и Учения Живой Этики на многих языках мира.

Ныне в фондах Одесского музея — более двадцати коллекций от дарителей. Это живопись, иконопись (как разновидность живописи), графика, скульптура, декоративно-прикладное искусство, издания книг, альбомов, каталогов, редкие фотографии. Всею своею деятельностью ОДМ претворяет в жизнь рериховское представление о музее как выставочном, научно-исследовательском и издательском центре. Музей стал инициатором нескольких международных проектов, в том числе замысла «Одесский Дом-музей имени Н.Рериха в Израиле».

Почему в Израиле? Н. Рерих никогда в Палестине не был. И ушел из жизни за год до образования Государства Израиль. И тем не менее, одна из страниц жизни и творчества Н. Рериха объясняет предпосылки проекта Одесского Дома-музея.

С 1923 по 1928 гг. Н. Рерих возглавлял Центрально-Азиатскую экспедицию — крупнейшую экспедицию 20 века — по уникальности маршрута, собранным археологическим и этнографическим разысканиям, лингвистическим находкам. Н. Рерихом были написаны книги «Сердце Азии», «Алтай — Гималаи». Около пятисот работ в живописи запечатлели панораму пути следования экспедиции. С тех пор горный массив Тибета стал для Н.Рериха-художника источником эстетического наслаждения и познания.

Текст одного из обнаруженных в экспедиции манускриптов был связан с Иерусалимом. По «Тибетскому евангелию» Иисус до выхода на проповедь в Палестине жил в Индии и Тибете. Апокрифические тексты порою вольно трактуют каноны. Однако само существование такого текста культурно связывало Индию с Иерусалимом, побуждая к изучению иудаизма как религии дохристианской.

Так сложилось, что в Иерусалиме Н. Рерих никогда не был, но не исключено, что, как философ и духовный водитель, ощущал Иерусалим духовным центром, соединяющим явления мировой культуры.

В 2011 году Одесский дом-музей имени Николая Рериха учредил в Израиле филиал Одесского института Лиги Культуры и социального содружества, в программу которого входят лекционный курс, демонстрация фильмов, передвижные выставки, представление художников, чьи работы имеются в коллекции музея, и издание иллюстрированного культурно-просветительского журнала «Лига Культуры» (Украина — Израиль, редактор — Татьяна Слонимская). В основе концепции журнала — рериховская мысль о синтезе науки и искусства, на обложке — знак Знамени Мира и Культуры, введенный Н.Рерихом в культурологическое поле (графическая работа «Город Леденец»), на обороте обложки — Иерусалим.

Таков мост культурного проекта «Одесский Дом-музей имени Н.Рериха в Израиле», просветительски и эстетически объединивший Иерусалим, Тель-Авив, Хайфу, Бат-Ям, Ришон ле-Цион, в том числе передвижной выставкой акварелистов — Заслуженных художников Украины Анатолия и Галины Кравченко, чьи работы имеются в постоянной экспозиции Одесского музея.

Многочисленные издания ОДМ переданы в дар Иерусалимской русской библиотеке. Среди них книги из серий «Наследие семьи Рерихов», «Коллекции. Коллекционеры», «Содружество», «Буддика», «Индика. Бхарата», «Архивы. Исследования», «Картины Н. К. Рериха», «Каталог выставки Одесского Дома-музея имени Н. К. Рериха», материалы музыкальных семинаров, проводимых при сотрудничестве с Национальной государственной музыкальной академией им. А. Неждановой и Международных рериховских конференций в Одессе (автор-составитель — директор музея Елена Петренко). Многие из этих изданий носят эвристический характер. Другие — продолжают источниковедческие традиции рериховедения. Но и те и другие отличаются полиграфической культурой и имеются в престижных библиотеках мира.

Итак, диалог, предложенный Одесским Домом-музеем в Израиле, начат. И проект «Израильская коллекция — Одесскому Дому-музею имени Н. Рериха» естественное продолжение этого диалога, что вновь звучит как подтверждение сентенции Н. Рериха: «В даянии мы получаем». (3)

3. В ЦВЕТУЩИХ АКАЦИЯХ ГОРОД  У ЧЕРНОГО МОРЯ

 Есть город, который я вижу во сне.

О, если бы вы знали, как дорог

У Черного моря явившийся мне

В цветущих акациях город,

В цветущих акациях город

У Черного моря…

 С.Кирсанов

Наверное, самой судьбою было предписано, чтобы первая коллекция произведений искусства из Израиля оказалась в Одессе… Почему?

Именно Одесса первой из городов восточно-европейской диаспоры была представлена в Израиле еще в 1970-е годы. Ее принес в себе и подал как целостный художественный образ выдающийся одессит 20 столетия Ефим Ладыженский (1911 -1982) — ученик Ю. Бершадского, выпускник театрального отделения Одесского художественного института, современник и автор сценографий к постановкам И. Бабеля, В. Маяковского, Э. Багрицкого.

Первая израильская выставка одесского художника состоялась в Иерусалиме в Музее Израиля в 1979 году, затем — другие в Новой галерее Хайфского университета, в Доме художника… «Бабель в живописи», Е. Ладыжденский подарил новому Израилю старую Одессу и… свою!!! Она была настолько своею, что первая выставка в Израиле была посвящена памяти мамы, навсегда упокоившейся там… «Моя Одесса — чудесный город», — писал художник. И далее: «определялась она не архитектурой, как некоторые города в мире, и потому ее у меня в картинах почти нет. Нет и неба, потому что особого неба, кроме доброго, тогда над Одессой не было. Были закаты и восходы и серое, покрытое тучами небо, и ясное, голубое. «И был вечер, и было утро». Были люди, и их я носил в своей душе, их помнил и ощущал больше, чем дом на Дерибасовской, угол Ришельевской. Они любили кушать и пить, им нужны были стол и тарелки, они ездили на дрожках, они торговали и покупали, они работали и учились. «И сотворил Бог землю», а они, одесситы, устлали ее плитками и булыжниками, уложили рельсы и пустили по ним трамваи русско-бельгийского общества. <…>Они были интернационалисты. Они любили попариться по-русски в бане Исаковича и попить чай в трактире «Медведь», они радовались очередной еврейской свадьбе, они любили, любили себя и других, они страдали, страдали за других и за себя. Этот микромир захлестнул меня. Он стал моею реальностью».(2) Вот эту реальность показал в своих картинах Израилю Е. Ладыженский.

«Одесса 20-х годов, город юности Е. Ладыженского — живет на его полотнах. Странное дело — эти 20-е годы сегодня тоже становятся «добрым старым временем».<…> Это «Боже, что за время было!» звучит с картин Ладыженского. Образ жизни за минувшие 50 лет изменился столь радикально, что нелегко представить себе, как это умещается в пределах краткого людского века. Катастрофические события нашего столетия и, в каком-то смысле, не менее жестокий к человеку технический процесс, придают самым простым воспоминаниям несравненную ценность того, что сохранено в слове, на холсте или бумаге, на фотографии или кинопленке, в наше время особенно бесспорна.<…> Взгляд ребенка, вспоминающего детство, и одновременно историка-архивиста… ». (2, С. 10)

«В мастерской памятников на одном из надгробий он поместил и свое имя, не поставив лишь год смерти. Трудно не оценить этот жест любви и верности родному городу и тому времени, которое уже ушло» (5).

В «Израильскойю коллекции» представлено четыре уникальных каталога, в том числе первой выставки в Иерусалиме в Музее Израиля (1978 г.) и юбилейное издание «Одесса моих юных лет», выпущенный семьей художника к 100-летию со Дня его рождения. Выставка из Израиля проходила в Москве. Издания передала дочь художника Витория Ладыженская, посвятившая свою деятельность утверждению светлой памяти об отце — человеке-эпохе.

В «Израильской коллекции» представлена живопись художников одесситов. Остановимся на них поподробнее.

Михаил Матусевич (1929 -2007 гг.) — из поколения репатриантов 1970-1980-х гг. В его тель-авивских акварелях звучит Одесса. Приморские дворики. Парящие веранды и веревки с развешанным бельем, натянутые, как канаты… Тель-Авивский пейзаж, как мемуар об Одессе… Для скольких выходцев из стран постсоветского пространства малюсенькая галерея «Матусевич-Кравиц» на улице Бен Иегуда в Тель-Авиве стала первым выставочным залом в Израиле. Одним из его ближайших друзей был искусствовед профессор Григорий Островский, автор книги «Музеи Львова» (М.: Искусство, 1978), горячо поддерживавший в прессе выставки в галерее М. Матусевича. Пейзаж «Солнечный день» (х., м., 1997 г.) имеется в Музее природы в Иерусалиме. В каталоге представлена акварель 1977 года.

Анатолий Финкель (род. 1927 г.) проживает на юге Израиля в Димоне. С детских лет любимым местом препровождения будущего художника была мастерская его дяди — заслуженного деятеля искусств УССР, преподавателя Одесского художественного училища имени Грекова, Александра Борисовича Постеля (1904 — 1988 г.), от которого А. Финкель и получил основные навыки в живописи и графике. Со времени репатриации в 1991 году израильские пейзажи стали любимой темой, в которой художник словно обрел новое дыхание (в каталоге акварели 1997 и 2008 гг.). Природный интерес художника к сюжетно-композиционным построениям сказался в переосмыслении страниц еврейской Библии в стилистике фантастического реализма. Не случайно работы А.Финкеля находятся в Музее ТАНАХа в Тель-Авиве.

Вениамин Клецель (род. 1932 г.) — один из самых популярных художников на русской улице Иерусалима, лауреат премии «Олива Иерусалима», родился в Одесской области в поселке Первомайский. С 1990 года В. Клецель проживает в Иерусалиме, тесно сотрудничает с «Иерусалимским журналом», Иерусалимским театром «Тарантас». Он — иллюстратор многих романов Григория Кановича и поэтических сборников Зинаиды Палвановой. В книге «Иерусалимские картинки» художник вспоминает: «Еще до войны в маленьком украинском городке, где я рос, часто бывали пожары. Они приводили меня в восторг. Потом мне стало понятно, что это была бессознательная тяга к цвету, к живописи». Это перешло в театральную декоративность, фовистскую яркость тонов, ощущение южного многоцветься в Иерусалиме, в котором очертания домов и деревьев порой словно освобождаются от контурных ограничений и цвет словно переливается с края облака — на холм — крышу дома — случайную фигуру и вновь возвращается к облаку. «В великом Иерусалиме рисую камни, холмы, евреев. Восторг переполняет меня!» — говорит художник (6).

Творческая жизнь Виктора Штивельберга (род. 1960 г.) в Израиле связана с Цфатом. Похожие то ли на китайцев, то ли на японцев герои В. Штивельберга соединили черты барокко Европы и культуры страны восходящего солнца. Они, как поющие цикады со странными головами, чуткими крыльями носа и руками, что крылья, — куда? В чем и откуда истоки этого восточно-европейского полета-диалога? Цветная литография коллекции так и называется — «Диспут» — неизменные философские споры и космополитические искания. Родина «Птицелова» Э. Багрицкого и атмосфера Цфата — города каббалы и мистика — внесли необратимые черты в творческое сознание художника, не позволяя довольствоваться частью внутреннего мира, но поглощая целиком. Одесская журналистка Анжелика Штольберг, как-то посетившая В. Штивельберга, писала о стиле жизни художника: «Мы привыкли, что дом — для того, чтобы жить в нем. Но мастерская Штивельберга — это дом, где, прежде всего, работают, да заодно уж живут» (7).

Атмосфера Цфата, стала самоощущением художника. Имитационные формы отшлифовались в артистические самобытные образы: «Художник — не тот кто рисует, пишет музыку или стихи, — это человек, который по-другому видит и ощущает мир,» — убежден В.Штивельберг (8). В Цфатской галерее «ОР» находится самое полное собрание работ художника.

А вот другой художественный мир — с шуткой, иронией и юмором . Разэтакий горе-плотник словно выпрыгнул из одесской байки про Абрама («Плотник», х., акрил, 2002 г.) в работе Пинхаса Бергельсона (род. в 1954 г.), обладатель медали Второго всероссийского фестиваля фольклорного искусства в Москве (1987 г.). На обороте холста художник подписал: «В Одессу — на родину моего дедушки».

Одесса и сейчас жива в воспоминаниях многих. Художница Фаина Кацен из Арада (род. в Киеве), выпускница Львовского института декоративно-прикладного искусства, передавшая в Одесский музей три работы, вспоминает: «Одесса. Этот город и сейчас близок моему сердцу. Это значимый для меня город. В юности я с отцом ежегодно ездила в Одессу в гости к командиру полка, в котором мой отец и Павлов Василий Алексеевич вместе прошли войну от Бреста до Берлина. Василий Алексеевич — почетный гражданин Одессы, Измаила, Бреста и др. полковник В.А.Павлов — порядочнейший, честнейший, преданный стране и любим всеми, с кем он служил и потом работал. В.А. Павлов и его супруга Елена Андреевна жили на ул. Островидова 32-6. То, что мои работы теперь оказались в Одесском Доме-музее имени Н.Рериха, — для меня честь».

И тем не менее, говоря о художниках, чьи имена связаны с Одессой, художником, по работам которого можно сразу сказать — «Израиль» — является Виктор Бриндач (род. в 1941 г. в Харькове). Более того, по ним можно получить детальный изобразительный ответ на все как и почему об иудаизме, его истоках, этногенезе, традициях и быте евреев. Не случайно Виктора Бриндач — иллюстратор многих ивритских изданий на танахические сюжеты.

В 1994 году коллекция из 11 живописных работ художника была передана «Джойнтом» в Музей современного еврейского искусства в Москве, о чем писал А.Рапопорт на страницах журнала «Искусство» (1994, номер 1).

Виктор Бриндач закончил Одесское государственное художественное училище имени М.Б. Грекова как скульптор, Московский государственный университет культуры и искусств, факультет изобразительного искусства, повышал квалификацию в мастерской Народного художника РСФСР Павла. Гусева (1976-1978 гг.), затем — у Народного художника России, академика Юлиана Рукавишникова (1980-1993 гг.), выполнял государственные заказы от СССР в Чехии.

Но солнечный город у моря, как юность, навсегда оставался в сердце: годы учебы и работы в области монументального искусства. В Одессе осталось его мозаичное панно, выполненное для кафе Одесского суперфосфат завода.(1980 г.). В 1981 году по заказу Одесского машиностроительного завода В.Бриндач создает скульптуры «Обнаженная» и «Танцующие дельфины», установленные в приморской Санжейке.

 Виктор Бриндач — художник громадного творческого диапазона. «Любая тема в искусстве подвластна изучению и воссозданию. Нужно только правильно определить для себя жанр и знать, что ты хочешь сказать», — говорит Виктор Бриндач.

Вот что писал о мастере Г. Островский: «Еврейская история от праотца Авраама до трагедии Холокоста, еврейская жизнь с яркой характерностью персонажей,, праздников и будней, обычаев и обрядов стали преобладающим мотивом творчества художника. Царица Суббота, брит-мила и Пурим, молитва в Синагоге и весь ТАНАХ с его героями — мучениками и мудрецами, историческими хрониками, лирическими сюжетами, невероятной фантастикой и жесткими реалиями жизни становятся смыслом и содержанием творчества художника». (9)

В статье к каталогу выставки «Буквы еврейского алфавита» (22 картины и 22 скульптуры) в Иерусалимском культурном центре, Г. Островский замечал: «Живописный цикл «от алеф до тав» — произведение крупное, значительное. Не меньше достоинства присуще и скульптурной серии.<…> Со временем критики истории искусства еще будут изучать эти серии, прослеживая корни ее стилистики. Следы влияний ведут и к старым голландским мастерам семнадцатого века, и к творчеству И. Пена, и к рафинированному символизму минувшего века. И при этом — убежденная приверженность к искусству ясному и доступному людям, отвечающему их духовным и эстетическим потребностям» (10)

С большим большим пиететом В. Бриндач относится к личности М. Шагала. Им созданы многофигурные работы «Шагал на ашкеназском рынке» (2011 г. — с цитатами из работ художника) и «Шагал в Малаховке» (2012 г. — с портретными персонажами деятелей культуры, связанными с судьбой трудовой школы-интерната имени Третьего Интернационала для беспризорных еврейских детей.

Работы вошли в издание «Шагал и Израиль: Жизнь. Творчество. Наследие» (Иерусалим: Скопус, 2012).

В 2013 г. художником завершен эпический цикл «12 колен Израилевых» на ключевой танахический сюжет «Благословений Иакова» (2013 г.).

В Одесский Дом-музей имени Н. Рериха Виктором Бриндачем передано три работы маслом: «У Ребе» (1996 г.), «Часовщик» (2007 г.), «Alef — первая буква иврита» (2000 г.), — подкупающие любовью к деталям, доброжелательностью и эстетической способностью остановить несуетное мгновение.

Мы сознательно, в первую очередь, остановились на именах одесситов или тех, кто истоками рода или перипетиями судьбы причастен к Одессе. Дань городу-легенде? Пожалуй. Но предания творятся домыслом и воображением людей творчески одаренных, а потом легендами идут по свету, взваливая на плечи новых творческих поколений обязанность быть достойными образа в цветущих акациях города у Черного моря…

 4. ПОЭМА О ЗЕМЛЕ ИЗРАИЛЕВОЙ

 «Живописец должен быть всеобъемлющ. О, художник, твое разнообразие да будет столь же бесконечно, как явление природы».

Н.Рерих «Твердыня пламенная»

«Старый друг всех творящих искателей Леонардо да Винчи говорит: “Тот, кто презирает живопись, презирает философское и утонченное созерцание мира, ибо живопись есть законная дочь или, лучше сказать, внучка природы. Все, что есть, родилось от природы, и родило, в свою очередь, науку о живописи. Вот почему говорю я, что живопись внучка природы и родственница Бога. Кто хулит живопись, тот хулит природу» (9), — эти слова нетленного авторитета Ренессанса Н. Рерих не раз приводит в качестве подтверждения собственных суждений.

Большая часть работ «Израильской коллекции» — живопись. Иначе говоря — та самая законная дочь, или внучка природы.

Собрание включает несколько тематических аспектов: это непосредственно природа страны Сиона, библейские мотивы, легендарное и историческое прошлое, еврейские традиции на земле Израиля и их бытие в восточно-европейском штетле, эзотерические искания.

Итак, используя образность классиков, начнем с мамы, бабушки и внучки одновременно — темы природы в коллекции. Природа Земли Израилевой, о которой хочется говорить словами русской классики: «не слепок, не бездушный лик, / В ней есть душа, в ней есть свобода. / В ней есть любовь, в ней есть язык» (Ф.Тютчев). И… — Божьей милостью — нерукотворность. Своим языком она напоминает тебе о твоей душе и о том, что ты сам — частица вселенского жития, а потому: не будь равнодушным!

Израиль — заповедный мир — страна-мост между Африкой и Евразией — мост, возведенный из контрастов. Здесь млеют выжженные пески и вечно с семенем земля. Здесь остатки скальных отложений, сохранившие следы инопланетного вмешательства, и, как оазисы среди пустынь, финиковые рощи. Здесь все разом: скалистые горы, лунные кратеры, пологие холмы, поросшие лавандой горы, каньоны с красными отвесными стенами… И лишь увлажнится земля, как в трещинках, под камнями, проступают крапинками — белое, желтое, сиреневое, красное… Это многоцветье живой природы теперь светится красками Аравы и холмами Иудейской пустыни, соцветьями Шомрона и Голанских высот, хребтом Гильбоа, Нэгевом, Эйлатом, будучи запечатленным в работах на холсте, картоне, бумаге…

В переданной музею коллекции живопись звучит поэмой о природной красоте ближневосточной юдоли.

Она живет в реалистических работах маслом Арсения Година и Бориса Караванова, чьи работы имеются в Музее природы в Иерусалиме, акварелях Виктора Слонимского, Ирины Сорочинской, Анатолия Финкеля, акриловой фантазии Оливии де Росси, пастелях Рут Гроссман.

Она заряжает положительной энергией в работах выходцев из Украины — Анатолия Метлы (Крым) и Аркадия Лившица (Киев), создателя цикла «12 колен Израилевых», чьи работы имеются в Музее природы в Иерусалиме.

Она дышит — в акварелях по-мокрому Любови Минкович, техника которых подсказывает состояние переходности в природе и времени, в котором утро сменяет день, день — вечер, вечер — ночь — и снова — утро. Затишье переходит в ураган, а потом успокаивается тишиною. Она захватывает пространством и увлекает эффектом наезжающей сверху камеры над сине-голубыми холмами столицы Земли Обетованной в работе маслом Андриана Жудро, чьи работы имеются в Музее М. Бегина и Музее природы в Иерусалиме.

И столько света — в акварельном натюрморте Милы Зильбер — с цветами на столе, собранными в этих заповедных местах. А на холсте с рельефом из рисовой бумаги — декоративные «Лилии» Юлии Лагус — земные звезды живой природы в доме…

«Израильская коллекция» — это и моря — Средиземное, Мертвое, Красное. И у каждого живописца — свое море… В работе Шауля Космана водная гладь завораживает экспрессионистической яркостью, а песчаный ашдодский берег, словно вылеплен молдинг-пастой по акрилу. И тот же миг моря, но в импрессионистической тональности схвачен Сергеем Москалевым на холсте маслом (его работа имеется в Музее природы в Иерусалиме). И переливчат вечерний залив у древнего Акко в работе Маргариты Левин. И в «Дороге на Мертвое море» Фаина Кацен искренне недоумевает: «Ну, какое же оно Мертвое — это море, когда его живая вода возвращает здоровье суставам, исцеляет изъеденные ранами тело и кожу, а горячий сухой горный воздух позволяет легко дышать и свободно? Все это, мною увиденное, и неоднократно на себе проверенное, стало серией картин, пейзажей, посвященных этому Морю жизни. И хочется сказать: Люди, берегите эту жемчужину, которую вам подарила природа!».

«Израильская коллекция» — это и животный мир, некоторые представители которого прибыли в страну Сиона вместе с репатриантами и прижились. Таков выполненный в стиле камеи австралийский кенгуру на фарфоровом барельефе с росписью платиной Евгения Мухорляна (1935 — 2011 гг.) Скульптура из дерева «Горный король» Леонида Окуня — гордец с феерическими рограми: то ли повелитель гор, то ли козел отпущения! А еще… в Земле Обетованной никак не обойтись без осликов и мулов. Самые терпеливые и выносливые, незаменимые в рериховских путешествиях по Тибету, ослики столь же любимы на Ближнем Востоке, где каждый уважающий себя странник мечтает въехать в Иерусалим на осле! На живописном полотне работе Анны Зарницкой за спиной трогательных животных — золотится Иерусалим, в Музее природы которого также есть работа художницы. В бронзовой скульптуре Аллы Гринберг — хрупкий мальчик верхом на ослике. Наверняка и он спешит к священному граду…

Такова душа как исконная мудрость, заложенная во взаимоотношениях между живыми существами Райского сада и человеком, обретшая эстетическую жизнь в натурных пейзажах и анималистике. Это изобразительное осмысление экологической проблемы современности — сохранить первозданность природного мира ради наших детей.

Бездонна энергия, заложенная в плоти Земли Израилевой. Она помогает тому, кто готов черпать себя в ней и дарует талант выразить качество обретенного духа в творчестве. И вновь был прав Н. Рерих, утверждая, что «художник являет качество духа своего в картине». (11)

 5. ИУДЕЙСКИЙ ВОСТОК

 «Продолжая то, что начал Бог, стремись умножить не дела рук человеческих, но вечные создания Бога».

  Н.Рерих «Твердыня пламенная»

Другой аспект переданной коллекции — ориентальный. И это правомерно. Искони интерес к ориентальному искусству и его духовным традициям был достаточно высок. Край, где восходит солнце, манил людей из самых отдаленных уголков земли. Не договариваясь, они устремлялись на Ближний Восток в поисках подтверждения истоков своих верований.

С историей Земли Обетованной связаны священные свитки, благодаря которым деятельность каллиграфа, не допускавая исправлений, обрела статус изобразительного искусства. Сама пластика еврейской каллиграфии, которой создана Книга Книг — явление в культуре. Г. Островский замечал по этому поводу: «Цвет и пластика еврейской каллиграфии — явление в известном смысле знаковое , исключительное , единственное в своем роде . Первостепенное значение для художника имеет то , что еврейская каллиграфия в целом , еврейская буква , каждая сама по себе и все они в самых разных сочетаниях — явление в высшей степени художественное. «Во всех своих разновидностях,- писал в 1913 году теоретик искусства Б.Аронсон ,- еврейская буква сохраняет свое основное свойство. Как , и во всяком шрифте, абстрактный, графический характер ее бросается в глаза.Еврейская буква сама по себе уже элемент графический , из которого можно развить орнаментальный ковер». (12)

В каталог включены каллиграфические образцы пергаментов, выполненные Шмуэлем Вольфманом — перписчиком Торы для многих стран мира.

С Книгой Книг в пластические искусства вошла тема иудейского Востока. Примечательно, что в каждый из исторических периодов еврейская Библия обретала свои вкусовые оттенки изобразительности, что нашло отражение и в «Израильской коллекции».

В монотипии Анатолия Баратынского мотив «Древа» (2012 г.) разработан в подчеркнуто современной стилистике (работы художника имеются в Музее Яд Вашем и в Музее природы в Иерусалиме). В лубочно-примитивистской манере, характерной для Израиля с начала 1990-х гг., выполнена зеркальная роспись на стекле «Адам и Ева» Леи Зарембо. Полна юмора декоративная шутка «Змей-искуситель» (молдинг-паста на стекле) харьковчанина Леонида Крицуна, хотя ее автор — и исполнитель многих витражей в православных храмах Иерусалима.

Более 30 мозаик, фресок и росписей в Израиле создано выдающимся монументалистом 20 века Львом Сыркиным (1929-2012 гг.), членом Итальянской академии искусств (Парма-Кремона), обладателем Золотой медали Международного парламента безопасности и мира (США), Премии американского фонда Гузика. Его имя вошло в международный список художников в области монументально-декоративного искусства 1995 года.

Четыре десятка лет жизни в Израиле, участие в войне Судного дня. Жизнь, как история государства. Генетически в роду Сыркиных сионистские корни семейного древа чтились из поколения в поколение. Дядя Льва Сыркина — Нахман Сыркин — еще в конце позапрошлого века преследовался в России за сионистские идеи, в будущем стал основателем того социалистического сионизма, который и привел к образованию государства Израиль. Именем Нахмана Сыркина названо основанное близ Петах-Тиквы поселение Кфар-Сиркин, а также имена улиц многих городов Израиля. Вспоминая свое детство, в книге «Я вам не должен!» Лев Сыркин писал: «Я знал об Израиле главное — это еврейское государство. Других причин для отъезда у меня не было». (12)

Сюжеты о сотворении мира — одни из главных в творчестве Л.Сыркина. Достаточно напомнить гигантское мозаичное панно «Радуга», выполненное в 1973-1974 гг. (500 см х 1500 см), находящееся в открытом пространстве Иерусалима, и грандиозные мозаики «Рай. День» (260 х 760 см), «Рай. Ночь» (260 х 760 см), созданные им в 1995 году в Сдоме в административном помещении заводов Мертвого моря.

Обостренное желание запечатлеть в монументальных формах истоки еврейского народа нашло свое отражение во фресках «Двенадцать колен Израилевых», в Бар-Иланском университете (1974 г., 400 х 1 000 см), рельефе 1978 года «Отпусти народ мой!», находящемся в Иерусалимском монетном дворе (350 м 800 см).

Жена художника, Лариса Сыркина, любезно передала в коллекцию Одесского музея выпущенный в США каталог, в котором помещено более ста работ Льва Сыркина, владевшего по сути всеми техниками монументального искусства.

Иудейский Восток. Именем своим он восходит к колену Иуды, давшему название Иудейскому царству эпохи Второго Храма.

В этой связи особую познавательную ценность представлет переданный в коллекцию Одесского музея альбом-монография рава Исраэля Ариэля и Хаима Рихмана о Музее-институте Храма (Иерусалим, 2005), расположенном в Старом городе напротив Стены Плача.

Толпы туристов посещают музей, чтобы увидеть, каким был Храм до того, как стал Стеною Плача. Экспозиция Музея Храма задумана как воссоздание истории иудаизма средствами живописи. Это десятки работ в академической манере, созданные выходцами из стран постсоветского пространства, в частности, — Зелием Смеховым, выпускником Московского художественного института имени В.И. Сурикова и мастерской Е.А. Кибрика при Академии художеств СССР, и выходцем из Киева Дмитрием Барановским (1945 — 2003 гг.) — в прошлом профессором Украинской академии художеств. На основе их картин музеем снят широкоформатный фильм, оживляющий события еврейской Библии.

Художник Иосиф Капелян, близко знавший Д. Барановского, в одном из данных мне интервью сказал: «Говорят, большое видится на расстоянии — чтобы оценить по достоинству. Но монументальные живописные экспозиции Д. Барановского в Музее-институте Храма не страшатся времени! Что это, каприз судьбы или предначертание сверху? Серия танахических картин на тему Храма — самая священная в иудаизме — выполнена не израильтянином-саброй, а художником, прибывшим из бывшего Советского Союза! Видно сама судьба избрала его для этой миссии, перенеся из тенистого Киева в пышущий зноем Иерусалим. Эта серия — отдельная самостоятельная страница в истории израильского искусства, и она по праву принадлежит выходцу из Киева — Дмитрию Барановскому». (13).

Сюжеты Книги Книг мудры и величавы, пронизаны отвагой, лиризмом, пластичны и полны устойчивого очарования во все времена. В этом и кроется вневременной секрет внимания к Еврейской Библии.

Одна из самых поэтических страниц темы иудейского Востока — женские образы. Как человечны страницы, связанные с любовью Царя Давида и сложенного им псалма «Если забуду тебя, Иерусалим…», ставшего афоризмом на века, по которому еврей узнает еврея. В коллекцию вошла рельефная миниатюра Марка Сальмана «Давид-псалмопевец» (35 х 26 мм), отчеканенная

из серебра в 1994 году на Иерусалимском монетном дворе. Его скульптура, посвященная праведнику мира Раулю Валленбергу, находится в Музее Яд Вашем в Иерусалиме.

С именами еврейских женщин связана история созидания иудейского Востока. Поколения европейских, а вслед за ними и израильских художников были очарованы вечными сюжетами с прорывом в чувственность. Стоит ли удивляться? Экзотика Еврейской Библии как восточного колорита изобразительна, живописна, а кроме того — демонстрирует уникальный художественный психологизм.

В самой линии поведения героинь переплетаются чувства, высокие цели, философский смысл. Это вкус Востока — яркого, пряного, красочного. Это вкус вкусов: вкус яблока, вкус замысла, вкус ночи, вкус жизни… Таковы переданные Аароном Априлем четыре цветные литографии «Песни Песней» по акварелям 1982 года (56 х 78 см). Работы А. Априля — это всегда царство цвета, чувственности и лиризма. Они и впрямь, как речи царя Соломона: «Пока не задышал день и не убежали тени, повернись, мой милый, будь как газель или молодой олень в горах разлучения… » (1:17), «Да лобзает он меня…» (1:8),

«Положи меня, как печать, на сердце твое…» (6:8), «Большие воды не могут потушить любви…» (8:7).

Аарон Априль, Почетный академик Российской академии художеств, чьи работы имеются в 19-ти музеях изобразительного искусства бывшего СССР, в том числе Третьяковской картинной галерее и Московском музее современного искусства, к Н. Рериху относится с особым пиететом, история которого восходит к 1950-м годам: «Шел 1958 год, — вспоминает художник. — В то время я учился в Суриковском институте, был любознательным студентом. Очень любил редкие книги. И библиотекарша Леля (так уж случается, что работники библиотек замечали то, что нам нужно, раньше, чем мы сами о том догадывались) однажды показала мне уникальную книгу-альбом — «Рерих» (Петроград: Изд-во «Свободное искусство», 1916) — издание, выполненное с редкой любовью к художнику и мыслителю, с текстами Ю. Балтрушайтиса, А. Бенуа, А. Гидони, А. Ремизова, С. Яремича, под художественной редакцией В. Левитского. Помимо работ Н. Рериха, с указанием всех коллекционеров, в книге было помещено десять сказок и притч Николая Константиновича. Потом не один раз я брал это издание в читальном зале. Все мне в ней нравилось: широкие поля, воздух, заставки, полупрозрачные пергаментные страницы малого формата, за которыми, как в театре за занавесом, — театральный задник — вклеенные цветные репродукции с работами художника. Работы не отпускали… В довершении всего, на последней странице был указан тираж — 500 экз., а на первой — номер книги. Это была первая книга в моей жизни с вписанным номером.

Сам не знаю почему, но при первом просмотре на меня особенно произвела впечатление работа — город, обвитый красной змеею, он весь — в ее власти, и она пытается его задушить. Работа «Град обреченный» (1914 г.) — театральная, масштабная, она иллюстрировала мудрую сказку-притчу Н. Рериха «Граница царства». В то время работа уже находилась в собрании Максима Горького.

Очень хотел я иметь Рериха именно в этом номерном издании. Но ни в одном букинистическом отделе книга никогда не попадалась, хотя покупал все то, что выходило после 1958 года. Некоторые из книг привез сюда.

И вот в 1988 году во время «сохнутовской» поездки в Россию одна женщина, сомневавшаяся, стоит ей ехать в Израиль или не стоит, предложила мне три книги, среди которых было и это издание. И я бы взял, но дореволюционные издания было запрещено перевозить через границу. Тогда я сказал этой женщине, что, как только откроются границы, я тут же куплю этот альбом и оставил ей номер своего иерусалимского телефона. В 1995 году раздался звонок из Хайфы. Сию же минуту я отправился в Хайфу за покупкой. С тех пор в моем доме — эта книга, на титульном листе которой, возможно, рукой Николая Константиновича вписан номер — 446».

Со времени работы в библиотеке Румянцевского музея мне не приходилось держать в руках, что-либо подобное.

Этой библиографической редкости пока нет в Одесском Доме-музее, носящем имя Н. Рериха, но она есть сегодня в Иерусалиме.

В течение месяца книга жила в моей квартире — в то самое время, когда я писала это предисловие к каталогу. И в какой-то момент я почувствовала, что моя ответственность за написание этой статьи возросла в 446 раз, как порядковый номер раритетного издания, находящегося в Израиле…

 6. ГОРОДА И СВЯТЫНИ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ

Значительная часть работ «Израильской коллекции» является по-сути осмыслением городов и святынь, с которыми связаны каждый камень и каждая пять Земли Обетованной.

Яффо — город говорящих камней. Он первым вырос после Потопа и возводил его сын Ноя — Яфет. А еще… были времена, когда порт Палестины принимал корабли с еврейскими переселенцами, христианских паломников, торговцев с разных концов земли. И благоухали пряности, и пыхтели наргилы, и пахло на берегу рыбой… Яффо разрушали и отстраивали… Вновь разрушали и вновь отстраивали. В переданное собрание вошли две пастели Виктора Кинуса (1994 г.) и две работы маслом Бориса Геймана (2010, 2012 гг.), передающие волнующую атмосферу меняющегося в веках города под каменными арками. И зодчеством в акриле, как невыговоренными преданиями, притягивает «Улочка в Старом Яффо» (2011 г.) Аркадия Острицкого, чьи полотна на танахические сюжеты находятся в Тель-Авивском Музее ТАНАХа.

Израиль — страна трех религий, которые вмещает сердце Иерусалима. Он выстроен на Краеугольном камне, камне мироздания, как Божественное провидение. Западная стена — уцелевшая часть подпорной стены вокруг Храмовой горы, возведенной в пору царствования Ирода Великого… Ныне в ней материализовалось все: история, символ, секрет скинии, мистерия Завета, застывший в камне иудейский плач. И вечная молитва о Храме, и упование на будущее евреев… В этом плане показательна многослойная акварель «Стена Плача» (2013 г.) Анатолия Метлы, обладателя приза «Золотая кисть Ашдода», передающая ощущение намоленного камня. Здесь читают Тору еврейские мальчики на бар-мицву. Здесь приносят присягу солдаты ЦАХАЛа. Здесь проходят массовые молитвы коэнов — потомков служителей Храма. Здесь поют об Иерусалиме освобожденном.

Дух еврейских кварталов города передан на шелкографии триптиха Беньямина Райхлина и открытках на тонированной бамаге (1995 г.).

В двух живописных работах Германа Непомнящего, учившегося в Харьковской академии дизайна, воплощен диалог пластов еврейской и арабской архитектуры, без которых немыслим Старый Иерусалим (х., акрил, 2008 и 2012 гг.).

«Здесь должны воскреснуть праведники!» — так и звучит в графической работе фламастером «Еврейское кладбище на Масличной горе» Григория Фирера (1998 г.).

И тут же — ориентализм мусульманского Востока — «Мечеть «Купол Скалы» Вадима Макарова (х., масло, 2013 г.).

С образом Богородицы перекликается малая пластика «Милосердие» обладателя Золотой медали ВДНХ Евгения Мухорляна (фарфор, барельеф с росписью золотом, «Милосердие» (80 х 54 мм, 2000 г.). В графике тушью написан христианский великомученик «Георгий Победоносец» Артура Молева (2008 г.).

И монументален триптих Григория Фирера «Бог. Вера. Истина», созданный художником темперой на картоне в 2005 году. Его центральная часть посвящена Бахауле (100х80 см), в принципах которой художник видит приметы всемирной цивилизации. Это признание общего истока и единства всех великих религий мира, когда каждый человек имеет право искать истину, когда вера не противоречит разуму и наука в гармонии с религией. Согласно Бахауле — «все мировые религии суть последовательные стадии раскрытия воли и замысла Бога в отношении человечества…». Эта мысль очень близка художнику, по роду военной службы работавшему среди людей всех религий бывшего СССР, будучи с 1968 по 1975 гг. главным инженером войсковой части на Украине. В 2012 году художником создан интереснейший цикл работ «Марк Шагал и Иерусалим». В муниципалитете Ашкелона открыта галерея работ художника.

Таковы города и святыни Земли Обетованной, нашедшие отражение в работах «Израильской коллекции» — художнические размышления над историей и религией. Осмотрись вокруг себя, задумайся, воплоти… Какой урок ты извлек из Прошлого? Чем живешь в Настоящем? Каким видишь Будущее?

 7. ПАМЯТЬ О МЕСТЕЧКЕ И ЕВРЕЙСКИЕ ТРАДИЦИИ

Некоторые из работ коллекции отражают традиции и бытие восточно-европейских евреев. И это понятно. Мотив штетла всегда занимал значительное место в еврейском искусстве, был органической частью художественного мышления М. Шагала, Ш. Юдовина, И. Будко. С новой самоутверждающей силой интерес к еврейскому местечку в искусстве вспыхнул после Второй мировой войны — в связи с национальным осмыслением штетла как истока бытия восточно-европейских евреев. Но для художников более поздних поколений, никогда не живших в местечке, ключом к характерам и жанровым сценам нередко становились герои литературных произведений, в частности, Шалом-Алейхема.

Каждый, кто хоть раз бывал в Нетании, не мог не видеть трехметровых бронзовых скульптур Льва Сегала — скульптур, давно слившихся с архитектурным обликам Средиземноморской жемчужины. «Скрипач на крыше» и приплясывающие играющие на музыкальных инструментах «Клезмеры». Они стали символом Нетании в Израиле, хотя их автор — родился в патриархальном городке Белая Церковь неподалеку от Киева, в Израиле — с 1973 года. Скульптор наделил своих героев достоинствами, недостатками и детской непринужденностью. Год назад сбылись мечта скульптора: был установлен созданный им памятник классику еврейской литературы. Сам Шалом-Алейхем — верхом на трогательной козочке, символизирующей изобилие жизненной силы. В коллекции, переданной Одесскому музею, представлена литография Льва Сегала «Портной» (2003 г.).

Жанровые акварели Ильи Хинича подкупают живостью и непосредственностью. Замечательные характеры, в которых оживают простодушное и смешное. Вот идет «Мужик с ведрами»: что-то он там увидел? («Местечко», 1997 г.). А вот «Разборка!» (2013 г.). Так и хочется спросить: не из-за Саррочки ли столь грозны еврейские парни? Его работы вошли в издание «Шагал и Израиль: Жизнь. Творчество. Наследие».

Штетл как эстетико-культурное явление в искусстве Израиля сегодня стал разновидностью искусства для искусства. Однако весьма востребован в среде выходцев из стран восточно-европейской диаспоры. Это то, что в прошлом, хотя сами по себе воспоминания о странах исхода живы и отражают явления ассимиляции в другом историко-культурном пространстве, например, в темперной работе Бориса Котляра «В воскресенье в церковь» (1969 г.). Работы Б. Котляра имеются в Историческом музее «Энергия мужества» в Хадере.

И все-таки… почему мы оказались здесь — в стране царицы Субботы, символами земли которой являются Менора и Маген-Давид, где Песах, Шавуот, Рош а-Шана, Йом Кипур, Суккот отмечаются по лунному календарю, принятому иудеями более трех тысячелетий назад?

И хотя мудрый часовщик, заставляющий ожить механизмы часов всех времен, знает цену каждому событию этого мира (В.Бриндач «Часовщик», 2007 г). В поисках ответа на все эти «почему» еврейский мальчик идет не к часовщику, а к Ребе (В. Бриндач «У Ребе», 1996 г.). Все-то интересует пытливого ребенка! Вот учительница в школе заметила, что, ее ученик пишет как справа — налево, так и слева — направо… Так и так можно рассматривать работу Хаима Капчица «Размышление» (1991 г.) — портрет думающего человека. Работа выполнена на бумаге в старинной технике гризайли. Так любили подчеркивать грациозность линий мастера станковой живописи в Средние века. И можно продолжать череду размышлений по этому поводу, как это сделано в натюрморте-воспоминании «Однажды вечером». Кажется, все только что ушли, однако осталось ощущение присутствия — в ритме красок — современных и изысканных (2008 г., гуашь, масляная пастель).

Но до этих размышлений еще нужно дорасти. А сейчас есть у мальчика к Ребе более серьезный вопрос. Что такое «Звериный стиль»? Зачем он в синагоге?

Работа Хаима Капчица «Звериный стиль» (2005, бум., акрил, масляная пастель) отражает декоративное направление орнаменталистики, в основе которой — условное изображение зверей. Изобразительные элементы звериного стиля существуют во многих культурах мира и характерны для оформления синагог. Звериный стиль связан с символкой Двенадцати колен. Что такое Кетер-Тора (корона Торы)? Божеская высота на земле: два льва держат город — присутствие Бога. Олень, лев, змея — все это символы, за которыми читаются определенные темы иудаики.

В «Израильскую коллекцию» вошло три работы Хаима Капчица (род. в 1937 г.), выпускника Санкт-Петербургской академии монументальных искусств, обладателя двух золотых медалей EXPO в Осаке. С 1981 года Хаим Капчиц в Иерусалиме. «Всю жизнь люблю Рериха, как художника и как личность. Собственно, благодаря Рериху много изучал фрески, мозаики, реставрировал работы. В процессе жизни все время было близко и не утратило своей свежести сейчас», — говорит Хаим Капчиц, многие годы работавший в Управлении археологии Израиля специалистом по реставрации фресок. В частности, — на ипподроме Ирода в Кесарии, в Сидонской пещере в национальном парке Бейт-Гуврин, восстановил фреску с ликом Шота Руставели, находящуюся в Монастыре Креста в Иерусалиме, поврежденную в результате вандализма. «Для меня реставрация, — говорит Хаим Капчиц, — это не просто профессия. Это диалог. Ты ощущаешь, что стоишь рядом с другим художником, что ты словно сотрудничаешь с ним. Это искусство — вечное, цельное — то, что не имеет ни начала, ни конца».

Гигантские мозаики мастера — «Лев» (20 кв. м) и «Голубь» (20 кв. м) — украшение столицы страны Сиона.

Напомню, что Н. Рерих входил в совет по архитектуре в Санкт-Петербурге.

 8. У ЧЕРТЫ

«Вообще все, происходящее у черты представляет из себя замечательнывй пример эволюции и инволюции духовной»

Н.Рерих «У черты»

«Каждая черта в жизни человека требует особых и сознательных напряжений»(15), — писал Н. Рерих.

Особую группу в коллекции занимают эзотерические работы, во многом перекликающиеся с суждениями Н. Рериха о сути и назначении искусства, ее философской и мистической основе, лежащей в основе эволюции и инволюции творчества.

К эзотерико-символическим работам можно отнести работу Эдуарда Гроссмана «Без названия» (2009 г., Бум., тушь, акрил). Существует Нечто — то, чему нет названия, но оно есть в мире фантасмагорий и бессознательных фантазий. И за ним — разрушительная сила.

Для творчества Эдуарда Гроссмана, известного художника-модерниста, мастера, сочетающего приемы литургической живописи и современного искусства, как это сделано в левкасах «Двенадцать колен Израилевых» для одной из синагог Франции, неудивительно создание концептуально противоположного толка.

В изящной графике Эдуард Гроссман по сути обозначил проблему, которую Н. Рерих назвал «у черты», когда «именно у черты, у этой долгожданной черты происходит или особо хорошие, или особо дрные напряжения. Точно бы из какого-то глубокого хранилища выявляются основные качества и свойства. Можно наблюдать, как именно у этой заветной черты соввершаются целые престукпления, подлоги, восстания грубости и предательства. А ведь как ждалась эта черта! Сколько приготовлений именно для нее происходило! <…> Разве не странно, что именно тогда. Когда должно исполниться долгожданное и уже в сердце осознанное, именно тогда может проявиться веяние темного крыла?» (15)

Эта же проблема, но решенная в ином ключе, представлена в линогравюрах «Эзотерической серии» Иосифа Капеляна: «Единство», «Свет несущая, «Птица Феникс», «Сердце-магнит», «Равновесие» (2008 г.).

На мой вопрос «как родился эзотерический цикл», художник ответил: «Творческий человек всегда стремится к самосовершенствованию. Эти поиски развиваются в разных направлениях. В 1990-е годы я интересовался теософской и религиозно-философской литературой. Читал Елену Петровну Блаватскую — настоящую избранницу духовного начала и «Великую Мученицу за Свет и Истину», как говорил о ней Н. Рерих. Символические темы можно выразить только символическим языком, я бы сказал, — надреалистическим, полуабстрактным. Я окончил Минский художественный институт по специальности «графика». На протяжении всей жизни я обращаюсь к офорту и гравюре. В самих понятиях «Единство», «Свет несущая», «Птица Феникс», «Сердце-магнит», «Равновесие» заложен смысл эволюции и обновления».

На протяжении 19 лет Рерих был директором Императорского общества поощрения художеств в Санкт-Петербурге. Примечательно, что главные качества, без которых художник не является художником были «Сердце, Мудрость, Труд и Терпение».

В творчестве Иосифа Капеляна обращение к подобного рода темам созвучно рериховскому пониманию «черты». В 1990-е годы художником был создан эзотерический цикл «Карты Таро» («22 аркана Таро»). В 2007 году в Иерусалиме вышло в свет коллекционное издание «Псалмов Давида» (613 экземпляров — по количеству еврейских заповедей), в которое вошли работы 150 израильских художников, выходцев из разных стран мира, выполненных специально для этого проекта. Иосиф Капелян был художественным редактором этого издания, готовившегося с 1998 по 2005 гг. Творчество Иосифа Капеляна стало предметом монографии искусствоведа Мирьям Ор «Искусство, реальность, мистицизм» (Израиль, 1999). Примечательно, что текст монографии завершается выдержками из «Учения Живой Этики» Николая и Елены Рерих.

 9. ЗАФИКСИРОВАННАЯ ДУХОВНОСТЬ

 «Великое древо питается неограниченным познаванием, просвещенным трудом, неустанным творчеством и подвигом благородным».

 Н.Рерих «Твердыня пламенная. Культура — почитание Света»

Коллекция Земли Обетованной тематически настолько разнообразна, что позволила показать в пластических искусствах страну, в которой духовность переплетается с историей, ландшафты, облагороженные человеком, кажутся продолжением природы, а в ориентальной традиции сходятся вкусы всех религий. Таков Израиль, в котором, как замечал М. Шагал, живо «постоянное вездесущее сопоставление двух элементов. С одной стороны — порыв в будущее, борьба за новое; с другой стороны — пафос давно окаменевшего, отжившего прошлого, и то и другое одинаково сильно и волнующе» (16).

В этой связи заметим, что сам феномен бытия русскоязычной культуры в Израиле — явление, закаленное, как сказал бы Н. Рерих «в напряженных битвах с самым темным невежеством» (17) и победившее, поскольку его духовным и профессиональным оружием было «оружие Света», а целью — «почитание Света» ((18).

Древо познания, просвещения, творчества…

У израильского культурного древа пышная крона, о многообразии которой позволяют судить даже работы конкретной коллекции — работы современных израильских художников, как выходцев из стран бывшего Советского Союза, так и тех, кто уже родился в Израиле. Это живопись, акварель, графика, скульптура. Представлены работы в разных техниках: работы сделанные маслом, темперой, акрилом, гуашью, молдинг-пастой. Это гризайль, пастели, акварели. Это карандашные рисунки, рисунки тушью и углем. Это каллиграфия на пергаменте. Это линограюры, цветные и черно-белые литографии. Это монотипии. Это работы на холсте, картоне, бумаге, в том числе — тонированной и рисовой бумаге, пергаменте, шелке. Это работы на стекле. Это скульптура из бронзы и дерева. Это рельефы на серебре и рельефы на фарфоре, расписанные золотом и платиной.

Разные стилистически, в целом представленные в коллекции работы эмоционально отражают настроения, за которыми читается здоровое состояние души — светлое, торжественно-приподнятое, хотя среди них почти нет светлого на светлом. В яркости цветоощущений — внутренняя динамичность образов, движение, воздух, широта, панорамность и эстетическое чутье, позволившее развиться каждому конкретно художника в индивидуальность.

Подбирая работы, мы исходили из направления Одесского музея, опирающегося на позицию Н. Рериха о том, что в жизни и творчестве негативные явления, конечно же, существуют, о них все знают. Но, будучи зафиксированными, они начинают жить своей жизнью и влиять на окружающий мир и людей.

По складу личности Н. Рерих принадлежал не столько себе, сколько эволюции человечества и был убежден в возможности достижения Общего Блага через Красоту. Педагог от Бога, он говорил об ОТВЕТСТВЕННОСТИ художника за исполненное, поскольку негуманистическое искусство ведет к инволюции и самоуничтожению своим же творчеством: «осуждение, умаление, загрязнение, уныние, разложение <…> не приличны Культуре». (19)

В настоящей коллекции таких служителей Общего Блага — около полусотни и почти девять десятков произведений искусства, что уже само по себе является материалом репрезентативным как основа явления, как признак зафиксированной духовности, лежащий в основе любой культуры.

В этой связи важно, что значительную часть коллекции составляют издания с автографами деятелей культуры Израиля. Это книги и альбомы, связанные с изобразительным искусством страны Сиона и культурой в целом — от М.Шагала до наших дней, помогащие войти в контекст культуры, в которой появились переданные работы.

Среди них монографии, сборники статей, очерков, эссе об израильском искустве. Некоторые из изданий отражают имена тех, чьих работ, к сожалению, нет в коллекции. Но они уже стали частью историко-культурной эволюции в жизни Израиля. Среди множества переданных изданий нельзя не отметить этапные.

Это книга-альбом Г.Подольской «Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями» — первое развернутое описание пласта израильского изобразительного искусства, начиная с 1970-х гг. Издание включает материалы о 82 художниках, 477 репродукций. (русский, англ., иврит). Издание приурочено к 20-летию Большой алии (Иерусалим: Ир атика, 2011.- 800 с. Обложка А. Жудро, форзац — А. Зарницкой).

В коллекцию вошел сборник «Марк Шагал и Израиль: Жизнь. Творчество. Наследие» под ред. Г.Подольской, дающий представление об особенностях современного историко-культурного процесса в совокупности отношений «М.Шагал — Израиль» и «Израиль — М.Шагалу». Издание приурочено к 125-летию со Дня рождения мастера и к 50-летию витражей М.Шагала в Иерусалиме (Иерусалим: Скопус, 2012. — 432 с. Обложка — витраж Марка Шагала «Колено Ашера» из «Двенадцати колен Израилевых» в Медицинском центре Хадасса, Иерусалим).

Это каталог «Са-Нур» (2006 г.) о выставке художников-репатриантов в Израильском парламенте, — альбом, в котором представлены работы скульптора Баруха Сакциера, выпускника Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина (род. в 1941 г.), в частности, открытый к 100-летию Януша Корчака монумент перед входом в Национальный мемориал Катастрофы (Холокоста) и Героизма в Иерусалиме (1978 г.) Работа получила международную известность, став изобразительным знаком трагедии шести миллионов жертв.

Это каталог в открытках с работами Яна Раухвергера, крупнейшего живописца современности, чьи работы находятся в Тель-Авивском Музее изобразительных искусств, Музее Израиля в Иерусалиме, в Третьяковке, в Музее изобразительных искусств имени А.Пушкина. Ян Раухвергер родился в Туркмении в 1942 году, куда в начале войны была эвакуирована из Харькова его семья, закончил Киевскую художественную школу имен Т.Г.Шевченко, потом Московский полиграфический институт. С 1970- гг. — в Израиле. Когда я размышляю над тем, почему творческая судьба Яна Раухвергера сложилась столь успешной в мире, я сопоставляю это с трепетным отношением Н.Рериха к роли и месте Учителя в сердце ученика. Такова преданность Яна Раухвергера заветам своего педагога — художника Владимира Вейсберга, диалог с которым звучит в творчестве Яна Раухвергера и поныне, чье наследие он несет в себе и деятельно популризирует в мире.

Важны каталоги Йосефа Якерсона (род. 1936 г.), выпускника Ленинградского института живописи, скальптуры и архитектуры имени И.Е.Репина, масштаб творчества которого нередко сравнивают с творчеством Эрнста Неизвестного. Йосеф Якерсон преподавал рисунок и живопись в Хайфском университете и Колледже изобразительного искусства в Беэр-Шеве. Работы художника находятся в самых престижных коллекциях мира. В 1980-е годы и 1990-е гг. Йосеф Якерсон создал сценографии к ряду спектаклей — в Боннской опере, Словенском национальном театре и, прежде всего, в «Габиме»- к спектаклю по пьесе И.Бабеля «Закат» в постановке Юрия Любимова.

Нельзя не сказать о личности Марка Вчерушанского (1934 — 2013 гг.), закончил Киевскую художественную школу имени Т.Г.Шевченко, затем Суриковский институт в Москве (мастерская Д.Мочальского), аспирантура при Академии художест СССР (мастерская Г.Коржева). Его работа «Ожидание» (1972 г.) облетела все просторы Советского Союза на страницах «Огонька». И казалась ренессансной мадонной рыбачка, ожидающая сына…

В коллекцию вошли также каталоги работ А.Априля, В.Бриндача, Э.Гроссмана, А.Жудро, А.Зарницкой, И.Капеляна, Е.Ладыженского, А.Лившица, С.Москалева, Л.Сегала, Л.Сыркина, О.Росси, Г.Фирера.

Для современного художника способность обрести себя в контексте — одна из составляющих его индивидуальности. Представленные в коллекции каталоги дают возможность понять, почему тот или иной художник избрал для себя конкретный ракурс узнаваемости, хотя владеет многими стилями.

История собирается из прецидентов, инцидентов, хроник, документов.

В коллекции представлены буклеты, пригласительные билеты на выставки, афиши, фиксирующие определенные даты в жизни и творчестве художников. Это важно, поскольку сиюминутность тех событий сегодня стала историей. А может уже тогда? Потому что если бы не совпала с актуальностью того момента, то не обрела бы своего места в истории культуры теперь.

Такого рода материалы расширяют информативное поле об израильских выставочных помещениях (музеях, галереях, культурных центрах), которые далеко не всегда известны в странах СНГ.

Особый раздел составляют редкие издания, в которых художественное слово и изобразительное искусство выступают в синтетическом единстве, дополняя друг друга, а сами книги и альбомы демонстрируют культуру книги в целом. Это книги, выпущенные в соавторстве с художниками А.Априлем, И.Капеляном, А.Лившицем.

Все издания, как и переданные в дар картины и предметы декоративно-прикладного искусства, подписаны художниками, иногда их близкими — в том случае, если утрата уже невозвратима.

*

Кроме того, в каталоге мы сочли уместным привести краткие жизнеописания художников. Сам Н. Рерих достаточно трепетно относился к этому моменту, замечая: «Жизнеописание — это не только памятник создателю и работнику, но оно является и лучшим вдохновением для молодежи» (20). И «Большая похвала государству, если список творческих работников не может быть выражен в одной книге, но потребует большую серию хотя бы даже в кратчайших характеристиках» (21).

Это было важно во все времена и актуально сегодня поскольку речь идет о деятелях искусства, профессионально сложившихся в странах постсоветского пространства — по сути представителях третьей волны эмиграции. И все-таки — это не совсем Русское зарубежье. Израиль — историческая родина для большей части представителей альбома, отсюда своеобразие тем, созвучных национальному ощущению, хотя многое так и не привилось, но оказалось способным прорасти в культуре иной ментальности в новом качестве, и своим творчеством внести необратимые черты в культурный облик Израиля. Я не оговорилась — именно в облик, потому что большая часть монументального искусства Израиля (памятники, парковая скульптура, мозаики, витражи), оформление музеев, сценографий, разработка библейскаих (танахических) сюжетов для оформления художественных изданий — создано выходцами из стран постсоветского пространства. И в самой культуре Израиля произошла эволюция.

Самой подборкой работ хотелось передать»потенциал этого вновь оформленного искусства» (22) страны, к созданию культуры которой имел непосредственное отношение ученик Николая Константиновича — Марк Шагал.

В 1907 году Общество поощрения художеств в Санкт-Петербурге, возглавляемое Н. Рерихом, стало первым учебным заведением юного Мойше Сегала в Санкт-Петербурге. Он вырос в Марка Шагала. В 1931 году прибыл в Эрец Исраэль для закладки камня Тель-Авивского музея изобразительных искусств, а на протяжении всей жизни болел за культуру еврейского государства. Когда в 1948 году на карте мира появилось государство Израиль, он одним из первых в знак поддержки страны Сиона передал в дар Тель-Авивскому музею свою работу «Стена Плача». С тех пор мастер деятельно поддерживал израильскую культуру. По монументальным работам М. Шагала в изобразительном искусстве узнается Иерусалим: витражи «12 колен Израилевых» в Медицинском центре Хадасса, настенные мозаики, напольные панно, гигантские гобелены во Дворце Израильского парламента, панно в здании Дворца конгрессов. Многие работы художника находятся в коллекциях Хайфы, Тель-Авива, Иерусалима, Эйн-Хород. Это поддержка Израиля во всех его культурных начинаниях — поддержка собственным авторитетом на мировой арене. Это была позиция созидания культурой. Это было то, что Н. Рерих называл «миром через культуру».

10. МИР ЧЕРЕЗ КУЛЬТУРУ ПЕРЕДАЧА КОЛЛЕКЦИИ

Акт передачи «Израильской коллекции», включающей произведения изобразительного искусства и книжные издания по теме, состоялся в Иерусалиме в Русской библиотеке 7 июля 2013 года.

В День рождения М. Шагала работы представителей израильской культуры были переданы директору Одесского Дома-музея имени Н. Рериха Елене Петренко — переданы доктором Галиной Подольской, выступившей со стороны Израиля инициатором этой благотворительной акции.

«В даянии мы получаем» — таково таинство дарения, в котором заключен «синтез действенного Блага». (23)

В даянии мы получаем — и обретаем себя вновь.

В даянии мы получаем — и находим себя в стране диаспоры.

Таков мост культур и созидаемый новый «Мир через культуру», в котором «взаимность есть более сердечное определение сотрудничества». (24)

Государству Израиль 65 лет. Многое в культуре страны сложилось, отсюда — стремление обозначить явление максимально широко. Первое впечатление порой определяет последующую судьбу того или иного события. «Израильская коллекция» — первая коллекция из стран дальнего зарубежья в Одесском Доме-музее имени Н. Рериха и первая — в странах СНГ, переданная в дар художниками Израиля.

«Расцвет искусства, — замечал Н.Рерих, — есть знак расцвета народа» (25). Относительно бытия израильского изобразительного искусства это наблюдение очень точно отражает современную ситуацию.

БИБЛИОГРАФИЯ

1.     Рерих Н. Культура — созидание света — В кн: Рерих Н. У черты. — Одесса: Астропринт, 2012. С. 269.

2.     Ладыженский Е. Одесса моих юных лет. К 100-летию со Дня рождения художника. Альбом. Сост. В.Ладыженская. Израиль, 2010. С. 19.

3.     Рерих Н. Твердыня пламенная. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.226.

4.     Рерих Н. Культура — почитание Света. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.270.

5.     Лещинский И. Общественно-политический и литературный журнал «Двадцать два», номер 10, 1979.

6.     Цит. по: Подольская Г. Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями. Иерусалим, 2011. С.193.

7.     http://art-victor.com/Publikationen/Publikationen%201991-2002/1.html

8.     http://artcaffe.co.il/(S(44ki1u45zmnrjtmv1z3ylm45)A(iSdrgh-6zQEkAAAAMDg2Mjk4ZGUtYWYzMC00ZWI3LWE1NDAtNWI3MDY0OGMzNDE1eWQv_vlfZqynLm-nd32dhfkfJg41))/ShowGallery.aspx?ID=84&pageIndex=2&NumRows=8

9.     Цит. По: Alef — Bet. Viktor Brindatch. Solo Exhibition. 2003 — 2004. Cultural Center. Jerusalem. P. 2.

10.    Цит. По: Alef — Bet. Viktor Brindatch. Solo Exhibition. 2003 — 2004. Cultural Center. Jerusalem. P. 2.

11.    Цит. по: Рерих Н. Твердыня пламенная. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса: Астропринт, 2012. С.230.

12.    Рерих Н. Твердыня пламенная. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса:Астропринт, 2012. С.226.

13.    Цит. По: Alef — Bet. Viktor Brindatch. Solo Exhibition. 2003 — 2004. Cultural Center. Jerusalem. P. 2.

14.    Цит по : Подольская Г. Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями. Иерусалим, 2011. С.62.

15.    Цит. по : Подольская Г. Современное израильское изобразительное искусство с русскими корнями. Иерусалим, 2011. С. 76.

16.    Рерих Н. Твердыня пламенная. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса: Астропринт, 2012. С.418.

17.    Рерих Н. Твердыня пламенная. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса: Астропринт, 2012. С.418.

18. Я смотрел на Палестину глазами еврея.: сайт «Мы здесь». http://newswe.com/index.php?go=Pages&in=view&id=6201

19.   Рерих Н. Культура — почитание Света. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.270.

20.    Рерих Н. Культура — почитание Света. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.269.

21.    Рерих Н. Культура — почитание Света. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.269.

22.    Рерих Н. Держава Света. Хвала художникам. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С. 189 -190

23.    Рерих Н. Культура — почитание Света. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.270.

24.    Рерих Н. Культура — почитание Света. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С.271.

25.    Держава Света.Хвала художникам. — В кн.: Рерих Н. У черты. Одесса. Астропринт, 2012. С. 188.

Реклама

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: