Встречаем книгу

БЕЛЛА ДИЖУР, ВОЗВРАЩЕНИЕ НА УРАЛ

На прошлой неделе в стенах Челябинской Публичной библиотеки прошла презентация сборника, посвященного Белле Дижур. Это о ней сказал Евгений Евтушенко: «Мы вместе нигде не обрамлены, но Эрик и вы — мне семья. Спасибо вам, Белла Абрамовна, еврейская мама моя». Автор текста и снимков спецкор Татьяна ГРУШИНА. (Челябинск). Часть фотографий с презентации книги любезно предоставлена сотрудниками Челябинской областной детской библиотеки им. Маяковского.


Белла Дижур — российская поэтесса и прозаик. Хотя более известна благодаря своему сыну, скульптору Эрнсту Неизвестному. Выход в свет сборника, включающего стихи разных лет, материалы из архива Беллы Абрамовны, различные фотоматериалы, воспоминания о ней — отличный повод вспомнить нашу известную землячку.

Родилась Белла Дижур в 1903 году в Киевской области, в городе Черкассы, там же прошло её детство. Во время гражданской войны отец, работавший на строительстве железных дорог на Урале, перевез всю семью в Екатеринбург/Свердловск, в котором Белла Абрамовна прожила большую часть своей жизни.

Студенческие годы Беллы прошли в Ленинграде, где она училась в педагогическом институте им. А.И. Герцена, закончила химико-биологический факультет. На берегах Невы за ней ухаживал молодой поэт Николай Заболоцкий, она даже собиралась выйти за него замуж. Но, возвращаясь из Ленинграда в Свердловск, познакомилась в поезде со студентом-медиком Иосифом Моисеевичем Неизвестным и влюбилась в него – уже навсегда.

На фотографии 1930 года запечатлена семья Неизвестных (хотя надпись на фото гласит Неизвестновы. Но это не коренная фамилия, маленькому еврею — кантонисту в XIX веке дали фамилию НеизвестнЫЙ. И только дед Эрнста для благозвучия изменил конец фамилии и дал ее детям. А старший из детей деда — отец Эрнста вернул старое звучание); слева — Белла Дижур с сыном Эриком и мужем Иосифом. Рядом с креслом Беллы сидит её свекровь, которую она называла «парторг синагоги». Свекровь с энтузиазмом воспринимала новую жизнь, но с восторгом вспоминала события из недавнего прошлого.
По отцовской линии у Эрнста Неизвестного была неординарная родословная: прадед его, офицер-кантонист, отслужил в царской армии 25 лет. Там его и крестили. Позже он вернулся в Оренбург, откуда был родом, а затем перебрался в Челябинскую область, в город Верхнеуральск, где вырос до купца первой гильдии и весьма преуспевал.

Белла Абрамовна преподавала биологию и химию, работала химиком-экспертом в милиции, заведовала химической лабораторией на заводе. Но оставила профессию, чтобы без помех писать стихи и прозу, сочинять научную фантастику для детей. В союз писателей она была принята в 1040 году не кем-нибудь, а патриархом уральской литературы Павлом Петровичем Бажовым. Но творческая жизнь у нее, как и у сына, не была безоблачной. Стихи её практически нигде не печатались.

Поскольку Белла Дижур была по образованию учителем, один умный редактор предложил ей писать научно-художественную прозу для детей. Так в этом жанре она и работала, издаваясь большими тиражами и на Урале, и в столице. На фотографии — Встреча с читателями в детской библиотеке г.Троицка Челябинской области, 1979 год

Встреча в Челябинской областной детской библиотеке им. В. Маяковского, 1979г.
В конце 1979 года после смерти мужа Иосифа Моисеевича Неизвестного (скончался осенью того же года) переехала из Свердловска в Юрмалу, в надежде на скорый отъезд к сыну. Но её не выпускали семь лет. В отчаянии она обратилась к Евгению Евтушенко, и тот, безмерно уважая талант Эрнста Неизвестного, написал письмо Чебрикову, тогдашнему Председателю КГБ СССР .

«Дорогой тов. Чебриков! Христа ради прошу вас — отпустите 82-летнюю мать скульптора Эрнста Неизвестного…..Великодушие никого еще никогда не унижало. Проявите же великодушие, жалость, незлопамятность, исконно свойственные настоящим русским людям…»
Письмо ли помогло или обстановка в стране переменилась, но её выпустили…
Белла Дижур, Прощание (опубликовано в 1989 году в журнале «Урал»)

Просторная русская фраза,
неспешная русская речь,
служить бы тебе без отказа,
лелеять тебя и беречь.

Возвышенных слов перекличку
вести до последних минут…
И дерзкую эту привычку
представить на божеский суд.

Не лику Христову
и не Иегове —
тебе поклоняюсь,
волшебное слово.

Остаться б до смерти
твоею рабой…
Но вот я прощаюсь,
прощаюсь с тобой.

Да. Я уезжаю…
Ах, я уезжаю!
И горько прощаюсь
с родным языком.

Россия!
Отчизна моя дорогая!
Мой старый, мой бедный
отеческий дом.

Чужие вокзалы,
чужие кварталы,
чужие наречья —
зачем они мне?

Но что же нам делать
с извечной опалой,
с извечной опалой
в родной стороне?

Мы ржавые листья,
рожденные в гетто…
“Мы ржавые листья
на ржавых дубах…”

Нас ветер истории
носит по свету.
Библейские страсти
мы носим в сердцах.


Представляла книгу «Белла Дижур» Надежда Капитонова, один из составителей сборника, сотрудник Челябинской областной детской библиотеки. С Беллой Дижур они дружили 44 года, несмотря на разницу в возрасте и проживание в разных, пусть и соседних городах. Перезванивались, переписывались даже после отъезда в Америку и именно дружили, а иначе как объяснить тот факт, что архив поэтессы хранился в Челябинске, у Надежды Капитоновой, пока она не передала его в литературный музей Урала (Екатеринбург).

Одной из «единиц хранения» является сборник стихов советских поэтов, изданный в Нью-Йорке в 1943 году. Среди стихов, написанных о войне признанными поэтами, вдруг там обнаружилось стихотворение Беллы Дижур, написанное о работе заводской лаборатории, к войне вроде бы никакого отношения не имевшему. Этот сборник был подарен Эрнсту Неизвестному, преподавателю Орегонского университета, его студентом, в семье которого хранилась эта книжица. Эрнст подарил её матери, когда та смогла переехать к сыну в Америку. А она впоследствии подарила её
Надежде Капитоновой. К ней же семья Эрнста Неизвестного обратилась с просьбой написать предисловие к книге, еще даже не существовавшей в природе. Но судьба распорядилась так, что Надежда Анатольевна помогла родиться самой книге, а вступительное слово написал поэт Евгений Евтушенко — «Белла Дижур не была выдающимся поэтом, но была выдающейся женщиной, вылепившей несгибаемый характер своего сына. Она добавила нам надежд на то, что надежды никогда не напрасны. Судьба сына и ее собственная – тому примером».
«Великая эта женщина,
дожив до столетних седин,
в Нью-Йорке шепнула мне: «Женечка,
а знаешь, ведь ты мне как сын».

Реклама

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: