Интервью с джазовым пианистом Монти Александером

ТЕМА ДЛЯ ИМПРОВИЗАЦИИ

Image
17 января замечательный американский джазист Монти Александер даст первый концерт цикла «Джаз в Мишкане » в Тель-Авивском центре сценических искусств.


Накануне, 16 января, он проведет мастер-класс для школьников, изучающих джаз и музыку. В день концерта, за час до начала выступления Монти Александера, ученики тель-авивской школы искусств «Тельма Елин» будут играть джаз в фойе Оперы. А пока что интервью с тем, про кого Фрэнк Синатра сказал «этот парень подобен взрывчатке». Монти Александер играет джаз уже полвека – с детских лет, играет всегда с непреходящей любовью к музыке. Как это получается – свежая любовь уже пять десятков лет? Все из детства… Что повлияло на Монти в детстве? – это и есть наш первый вопрос.

Monty Alexander1 - photo Crush Boone
Монти Александер. Фото: Crush Boone

— Стиль джазовой игры часто возникает под влиянием других музыкантов. Вы не раз упоминали, что выросли под влиянием музыки Луи Армстронга и Нэта Кинга Коула. И на кого успели повлиять вы сами?
— 12-летним мальчиком я впервые услышал этих великих музыкантов. Это было откровением. Но этот «удар», их музыка точно вплелись и в мелодии моей родины — Ямайки, и в звучащую дома классическую музыку, и в американские популярные песни и блюз, которые я все время слушал по радио. Блюз вместе с джазом передавали радиостанции из Нового Орлеана. Я решил, что буду джазменом, когда в 50-е попал на концерт Луи Армстронга. Хотя на Ямайке был известен не только Армстронг, но и Сонни Роллинс, Уинтон Келли, кларнетист Дюка Эллингтона Джимми Хэмилтон – они были моими кумирами. А что касается меня нынешнего – не думаю, что я на кого-то повлиял напрямую, но надеюсь что мой стиль и манера игры, сочетание джаза и реггей стали частью мэйнстрима и привлекают молодых музыкантов. Посмотрим, что они мне скажут на мастер-классе в Тель-Авиве. Мне это не менее интересно, чем то, что я им скажу.

— Вы выступаете в Израиле в самом, пожалуй, престижном зале. А вот молодежь играет исключительно в небольших клубах. Джазовые клубы — это неизбежная веха в карьере музыканта?
— Я думаю, что молодому музыканту как раз стоит играть в барах и клубах. Выступление даже перед небольшой аудиторией развивает талант. А камерная обстановка способствует тому, чтобы прочувствовать слушателей, впитать эмоции и настроение зала. Это необходимо — дистанцироваться от мнения любителей музыки невозможно даже в наглухо изолированной студии. Сначала выступаешь перед парой-тройкой своих соучеников, потом — перед 50 слушателями, затем – перед 500, а потом запираешься один на один с фортепьяно в студии. Надо пройти все этапы.

— Часто ли вы сталкиваетесь в нью-йоркских джаз-клубах с израильскими музыкантами?
— Я встречался с израильскими музыкантами в Нью-Йорке. Играл с Йотамом Зильберштейном, Тамиром Гендельманом и Анат Коэн – это чрезвычайно талантливые люди (кларнетистка Анат Коэн будет играть с «Трио Коэн» в составе джазового секстета в рамках цикла «Джаз в Мишкане» 20 июня 2014 года – М.Х.). В Нью-Йорке очень много израильских музыкантов – кто-то приезжает на пару лет, кто-то задерживается надолго. Кстати, в Нью-Йорке я начинал с клуба Jilly’s. Сейчас в этом здании — русский ресторан «Самовар».

Monty Alexander2

— В Тель-Авиве вы выступаете со своим трио – с контрабасистом Дезроном Дугласом и ударником Обэдом Кальваяром. Какой состав трио для вас предпочтительнее — фортепьяно, гитара и контрабас или фортепьяно, ударные и контрабас?
— Однозначно предпочитаю ударные гитаре, и куда больше я люблю выступать с трио, состоящем из фортепиано, контрабаса и барабанов.

— Ваша первая пластинка 1965 года вышла под названием «Alexander The Great» и сразу вызвала интерес. Как бы вы назвали ваш дебютный диск сегодня – через 50 лет?
— Это был мой первый альбом в США – он вышел в Лос-Анджелесе. До этого я записывал музыку на Ямайке. Мне было 20 лет, и я еще только учился быть музыкантом в мире коммерции. Впрочем, так же, как и сейчас – я все еще учусь. Название «Alexander the Great» придумал не я, а менеджер компании звукозаписи. Сегодня я назвал бы этот альбом более проще, более открыто «Перед вами – Монти Александер»… С тех пор вышло много десятков моих дисков – сольных и в ансамблях – и все, поверьте, с другими названиями.

— Вы работаете с исполнителями стиля world music? 
— Недавно я участвовал в фестивале джаза в Монтрё в Швейцарии и выступал с популярной африканской певицей Анжеликой Киджо, родом из Бенина, живущей сейчас между Парижем и Нью-Йорком. Это был особенный вечер в честь 50-летия компании Island Records Криса Блэквелла, которая, кстати, была основана на Ямайке, а позже переехала в Лондон. В этой компании выходили диски Боба Марли, Боба Дилана, мои и Анжелики Киджо Я крайне редко выступаю с этническими вокалистами, просто редко — с джазовыми певцами. Но мне посчастливилось выступать вместе с Франком Синатрой, с Эллой Фитцджеральд и Сарой Вон, а в 70-е годы я записывался с Тони Беннеттом – но он, скорее, эстрадный исполнитель. Мне не всегда просто выступать с вокалистами – я учу все наизусть и практически на слух. Я ведь учился играть по нотам всего года четыре в раннем детстве.

— Ваш концерт пройдет в Израиле в оперном зале, на сцене которого обычно исполняется классическая музыка. Так что вопрос о связи джаза и классики неизбежен, тем более, что вы получили академическое музыкальное образование. Должен ли каждый джазовый музыкант отыграть свою порцию этюдов Шопена?
— Не существует свода четких писаных правил того, как стать джазовым музыкантом. Классическая музыка и академический подход к обучению — это прекрасный путь оттачивания техники игры, музыкального мастерства. Конечно, джазовые музыканты заимствовали из классической музыки гармонии и определенные настроения, но классика — далеко не единственный источник вдохновения. Любой музыкант, в том числе и джазовый, ищут вдохновения во всем. Все может стать темой для импровизации. А вообще главное для меня в джазе — the feeling of blues.

— Вы играете джаз пятьдесят лет. Как такое возможно — полвека в одном жанре? Любовь действительно может быть вечной?
Я не воспринимаю джаз, как нечто строго определенное, как некую закостеневшую категорию. Я играю то, что слышу и чувствую, играю для своей аудитории. Я воспринимаю сам себя как музыканта вообще, а не только как джазиста. Использую в своей музыке все, что на меня влияет, разные стили, разные времена. Для меня музыка – это не работа, а огромное наслаждение. Так что, моя любовь к музыке — вечна.

Сайт Монти Александера — http://montyalexander.com

В двух других концертах цикла «Джаз в Мишкане» сезона 2014 года выступят вокалистка Лиз Райт (28 февраля 2014 года) и «Трио Коэн» в составе джазового секстета (20 июня 2014 года).

«Джаз в Мишкане». Монти Александер и его трио (Дезрон Дуглас – контрабас, Обэд Кальваяр – ударные). 17 января 2014, пятница, 22.00.
Дополнительная информация на сайте israel-opera.

Маша Хинич

Advertisements

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: