Лучше быть богатым и здоровым…

НЕСПОКОЙНЫЙ ПОКОЙ

Пожалуй, трудно найти израильтянина, который хотя бы раз в жизни не оказывался в приемном отделении («миюн») той или иной здешней больницы

Ян СМИЛЯНСКИЙ

И сколько бы раз с вами это ни случалось, вы всенепременно видите одну и ту же унылую картину: со времени вашего прибытия в приемный покой пройдет несколько часов, пока вас удосужатся осмотреть и отправят (если отправят) на анализ крови. Затем снова сидишь и ждешь, когда подойдет очередь и ты сможешь предстать пред светлы очи врача, как правило, уже очень усталого/

Собственный опыт автора свидетельствует, что осмотр, как правило, ограничивается вопросами типа «На что жалуетесь?», отправкой на обычный рентген и еще один рутинный анализ крови. Проверки с помощью ультразвука, компьютерной томографии, а тем более магнитно-резонасного исследования (MRI), добиться невозможно — тебе ясно дают понять, что это слишком дорогая процедура, и если так уж будет нужно, пусть ее сделают в рамках больничной кассы или по специальному направлению. То есть больница откровенно экономит на вас.

Если вы, подобно мне, прибыли в больницу в надежде выяснить причину болей и установить диагноз, вас остается только пожалеть. Финал такого визита в «миюн» известен: вам снимут боли с помощью того или иного сильного обезболивающего и выпишут домой.

Думается, именно таким отношением медперсонала приемных отделений во многом объясняется то, что как минимум раз в неделю в СМИ появляется сообщение об ошибке врачей, не сумевших вовремя распознать заболевание, неверно оценивших всю опасность состояния пациентов и т.п., вследствие чего человек остался инвалидом или внезапно скончался на руках у родных или у тех же медиков. Большая часть подобных трагедий происходит именно в приемных отделениях. Именно туда мы обращаемся в случае необходимости, именно от того, насколько правильно работающие там специалисты оценят ваше состояние, поставят предварительный диагноз, сделают вовремя необходимые процедуры, нередко зависит успех лечения. В некоторых случаях счет идет на минуты, а в очереди на осмотр и последующую госпитализацию приходится зачастую сидеть часами.

Я давно обратил внимание на то, что в большинстве «миюнов» (особенно в вечерние и ночные часы) прием ведут молодые врачи, чаще всего просто стажеры, только-только получившие диплом врача. Знакомый, работающий врачом в одной из больниц центра страны, на которой «висит» немало судебных исков, связанных с преступной халатностью медиков, подтвердил мое наблюдение. По его словам, в связи с острой нехваткой кадров в последнее время дежурными врачами чаще всего выступают либо молодые выпускники медфакультетов израильских университетов, либо недавно приехавшие врачи из России, сумевшие сдать экзамен на право заниматься врачебной практикой («ришайон»), но еще толком не ознакомившиеся с системой работы израильской медицины, а порой недостаточно знающие иврит.
— Я не хочу сказать о них ничего плохого, им просто пока недостает опыта, — сказал он в доверительной беседе. — Но, честно говоря, мне было смешно, когда во время недавней забастовки стажеры требовали, чтобы условия оплаты их труда практически уравняли с оплатой врачей-специалистов. В медицине во всем мире в первые годы работы врач зарабатывает гроши, и его зарплата резко увеличивается по мере возрастания опыта. И это правильно! Потому что стажера есть стажер, его ни в коем случае нельзя сравнивать с врачом, прошедшим специализацию. Это лекари совершенно разных уровней. Поэтому официально в приемном отделении стажеру работать запрещено, там должен работать врач, который как минимум год проходил специализацию («итмахут»), да и то под наблюдением более опытного коллеги. К тому же бригада врачей, работающая на приеме, должна иметь возможность в любой момент связаться и проконсультироваться с высококвалифицированным специалистом — у нас такого врача называют «рофэ бахир». Но эти правила часто нарушаются, отсюда многие проблемы. А минздрав, увы, уделяет проверке работы «миюнов» недостаточно внимания.

Как выяснилось из опубликованного недавнего исследования министерства здравоохранения (которое инспектирует приемные покои, но, похоже, просто не в состоянии заставить главврачей навести там порядок), нарушения заключаются не только в этом. К примеру, формально врач-стажер, даже если он значится дежурным по приемному отделению, не имеет права самостоятельно принять решение о выписке пациента, это должен сделать врач, прошедший специализацию и признанный достаточно опытным и квалифицированным для того чтобы нести такое дежурство. Однако в ходе проверки выяснилось, что в тель-авивской больнице «Ихилов» 42 врача-стажера (примерно половина всех дежурящих в приемном отделении врачей) подписывали выписные листы поступивших к ним пациентов, не имея на то никакого права. В больнице «Рамбам» (Хайфа) в принятии решения об «освобождении» больных без достаточных на то полномочий были уличены 45 из 83 дежурных врачей. В больнице «Асаф а-рофэ» — 14 из 71. В больнице «Бней-Цион» — 9 из 57 и т.д. По сути за всеми этими цифрами стоят десятки должностных преступлений, и не исключено, что кто-то заплатил за небрежность медиков своей жизнью.

В ходе этого исследования выяснилась еще одна любопытная проблема израильского здравоохранения, о которой знают немногие. Зачастую истории болезни, открываемые в израильских больницах, заполняются таким почерком, что потом их не в состоянии прочесть никто, включая тех, кто писал. Так, в больнице «Ихилов» из 400 проверенных историй болезни специалисты не смогли разобрать почерк в 56 случаях; в больнице «Вольфсон» — в 34 из 270 и т.д. Примерно в 12% случаев в каждой больнице нельзя понять, какой именно врач занимался данным пациентом, из-за неразборчивых печатей и подписей.

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно… Ведь с этими неразборчиво написанными листами мы в итоге приходим к врачам в поликлиники с надеждой на то, что они разберутся, какая именно причина побудила нас обратиться в больницу, и продолжат лечение, но тут выясняется, что для их прочтения требуется специалист по дешифровке. Понятно, что неясная печать или подпись — прекрасный способ уйти ответственности.

Из моих бесед с врачами различных больниц страны выяснилось, что они часто прибегают к еще одному трюку, так или иначе влияющему на качество работы приемных отделений. Как уже было сказано, по существующим правилам один из высококвалифицированных специалистов больницы должен быть готов в любую минуту ответить на звонок дежурного врача и дать ему необходимую консультацию. Да, он находится в эти часы дома, но получает за каждый час такой работы немалые деньги и не имеет права в эти часы заниматься какой-либо другой работой. Однако значительная часть специалистов не удовлетворяются даже столь немалыми заработками и в эти самые часы подрабатывают в какой-нибудь частной клинике.

— Такой «рофэ бахир», — сказал мой знакомый, — зачастую воспринимает звонок дежурящего в приемном покое стажера как досадную помеху своей основной работе и отвечает ему с раздражением, может даже выговорить молодому врачу за то, что тот «не знает элементарных вещей». Понятно, что после такого выговора многие стажеры не решаются лишний раз беспокоить уважаемого коллегу и пытаются решить возникающие проблемы самостоятельно. А потом, если, не дай Бог, что-то случилось, в иске о медицинской халатности фигурирует именно стажер, хотя на самом деле привлекать к ответственности, если речь идет об обоснованных претензиях, надо не только его.

Существует еще одна проблема в работе «миюнов», на которую я обратил внимание во время недавнего пребывания в больнице. В этом никто не признается, но чем старше пациент, тем, судя по моим субъективным наблюдениям, хуже к нему отношение медперсонала. Несчастные старики (особенно если они плохо знают иврит) нередко вынуждены часами дожидаться, когда на них обратят внимание. Зачастую их откровенно и нагло обходят в очереди. На человека старше семидесяти (я уж не говорю о восьмидесяти) лет порой смотрят так, словно хотят сказать: ты свое отжил, зачем ты вообще приперся?!

Конечно, кадров катастрофически не хватает, и понятно, что, с точки зрения врача, в первую очередь следует заняться ребенком, прибывшим в больницу с температурой под сорок, или беременной женщиной, которую из-за сильных болей в спине доставляют в больницу уже второй раз за неделю. Но это отнюдь не должно означать, что можно пренебрегать болезнями пожилых людей, что врачи не должны стремиться продлить их жизнь, которая столь же бесценна, как и жизнь более молодых людей… В итоге в тот момент, когда состояние больного оказывается критическим, его в спешном порядке направляют в реанимационное отделение. Уровень большинства работающих там медиков выше всяких похвал, но зачастую пациент попадает к ним, когда они уже просто бессильны.

В минздраве, кстати, признают критику в адрес приемных отделений справедливой, но замечают, что качество работы медиков в «миюне» во многом зависит от оплаты. В связи с этим минздрав недавно обратился к минфину с просьбой о выделении одноразовой дотации в размере 20 млн. шекелей, которые будут специально направлены на улучшение работы приемных отделений. Кроме того, не так давно была создана специальная комиссия под руководством доктора Джеки Ора (зав. приемным отделением больницы «Шиба»), которая должна будет выработать рекомендации по кардинальному улучшению деятельности приемных отделений — пожалуй, самых важных и, без преувеличения, судьбоносных подразделений любой больницы.

«Новости недели»

Фото Дмитрия Хоткевича

Реклама

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: