Корни и лоза

ОТ ХЕВРОНА ДО НЕГЕВА: БИТВА ЗА ЗЕМЛЮ 

hebron-150-b (Medium)

Виноградная лоза приживается в окрестностях Хеврона не хуже, чем в Испании или во Франции: климат на высоте 900 метров над уровнем моря благоприятствует… 

Александр КОРЕНФЕЛЬД. Фото автора

Именно на уникальные климатические особенности уповал Менахем Ливни, основав 20 лет назад в Иудее первую частную ферму Сде-Калев.

— С землевладением никаких проблем не было, — рассказывает он. — Участок, расположенный к востоку от Хеврона, был приобретен евреями в 1936 году, и это официально зафиксировано в кадастре Главного земельного управления, так что нам его дали в долгосрочную аренду. В 1981 году мы высадили на этом холме виноград и черешню.

Заморозки (снег на склонах Хевронского нагорья не растаял и по сей день) не причинили вреда лозе и черешневым посадкам, хотя Менахему и его сыновьям пришлось немало поволноваться во время бури и снежных заносов. Фермеры из Сде-Калев не используют на угодьях никакой «химии». Марочные органически чистые вина, произведенные из выращенного ими винограда, прекрасно зарекомендовали себя как в Израиле, так и за рубежом.

— В Хевроне делали замечательные вина еще три тысячи лет назад, — напоминает Менахем Ливни. — В Иудейском царстве виноделие было главным источником заработка земледельцев, что подтверждают находки израильских археологов: практически в каждом музее экспонируются амфоры и кувшины, в которые разливали вино.

Осколок кувшина с гербом Иудейского царства (примерно 700-й год до нашей эры) и дарственной надписью «Царю Хеврона», обнаруженный в ходе раскопок в Тель-Хевроне, семейство Ливни сделало своей торговой маркой (лого). Винодельня, где производят «Каберне Савиньон», «Шираз» и другие эксклюзивные марочные вина, находится в мошаве Кармель, расположенном в четверти часа езды от виноградника, но заглянуть туда Яир Шамир сегодня не успеет: график рабочей поездки министра плотный.

— В последние месяцы, — рассказывает Менахем Ливни, — вместо земледелия, а точнее, наряду с обработкой земли, мы вынуждены заниматься решением совершенно иных проблем.

— Каких? — не терпится узнать Шамиру.

— Пару недель назад арабы из соседней деревни Баней-Наим подожгли виноградник и спалили дотла складское помещение. Пойдемте, покажу…

Поднимаемся по склону холма на пепелище.

— В свое время, — объясняет Менахем Ливни, — мы установили на винограднике новейшую систему слежения — видите камеры? — но даже она не смогла защитить лозу от налетов. Поджигателям удается уйти с места преступления еще до того как мы успеваем позвонить в Центральный округ ЦАХАЛа и вызвать воинские подразделения.

В июне только что ушедшего года в один из субботних дней арабы устроили на винограднике форменный погром. «Большая» израильская пресса умолчала о пожаре на ферме Сде-Калев — внимание «четвертой власти» сосредоточено на акциях отмщения «таг мехир», периодически осуществляемых молодыми евреями, которых эта пресса называет «экстремистами». В подавляющем большинстве случаев имена этих парней, впрочем, не называются, как и имена хулиганов из деревни Баней-Наим, расположенной по соседству с виноградником Менахема Ливни.

— После июньского погрома арабы совершили еще минимум два набега на Сде-Калев (не считая последнего). Чтобы виноградная лоза поскорее разгорелась, на винограднике жгли автомобильные покрышки, а черешневые деревья попросту выкорчевывали, — рассказывает Менахем Ливни. — Меня этот вандализм нисколько не удивляет: подстрекательством против еврейских поселенцев и евреев вообще занимаются не только имамы хевронских мечетей, но и школьные учителя. На мой взгляд, подростки из деревни Баней-Наим — всего лишь инструмент мощной пропагандистской машины, действующей в ПА.

Вина, производимые в винодельне семейства Ливни, продолжают получать «золото» на международных конкурсах. При этом членам взыскательных жюри и в голову не приходит, что за каждую гроздь отборных плодов земледельцам приходится вести изнурительную борьбу — чтобы не допустить повторения варварских набегов, сыновья Ливни дежурят по ночам на винограднике и в летний зной, и в зимние холода. Каким же нравственным стержнем, какой силой духа, какой любовью к еврейской земле должны обладать эти немногословные люди, чтобы не опустить руки и не вывесить над многострадальным виноградником белый флаг капитуляции!

— Не дождутся! — произносит Менахем Ливни — безо всякого, кстати, пафоса. — Хеврон — столица древнего Иудейского царства. Здесь наши корни!

— Судя по выращенному вами винограду, корни действительно мощные, вон какие замечательные вина вы производите, — замечает Яир Шамир, впрочем, так и не притронувшись к предложенному его (дегустация — святое дело) бокалу.

Бывший пилот и командир Управления электроники израильских ВВС полковник Шамир и на «гражданке» ведет спартанский (армейская закалка) образ жизни. Вину он предпочел черный кофе без сахара. Впереди напряженный день: программное выступление в кнессете (арабские депутаты готовят очередную провокацию, подстрекая бедуинов к новой волне протеста против реализации плана Бегина-Правера по упорядочению землевладения в Негеве). На смену Бени Бегину пришел Яир Шамир. Ему предстоит распутать сложный узел взаимоотношений еврейского государства с бедуинами. На следующей неделе правительство должно утвердить решение, осуществление которого может в считанные годы кардинально изменить расстановку сил в Негеве — одном из стратегически важных регионов страны, где бедуинские кланы захватывают и застраивают огромные участки земли, принадлежащие государству.

Как мы уже не раз писали, в Негеве, как и на Хевронском нагорье, основателям семейных ферм приходится несладко. Шамир, неоднократно посещавший семейные фермы, удостоверился: ползучая экспансия реально угрожает территориальной целостности Израиля. Проблема даже не в том, что на захваченных бедуинами землях противозаконно сооружено порядка 60 тысяч строений. Проблема в другом: если захват государственных земель продолжится, в обозримом будущем между Негевом и Хевронским нагорьем возникнет «бедуинская автономия», обладающая территориальной непрерывностью. Допустить подобное в наши дни на фоне «арабской весны» значит капитулировать без боя. Но нынешний глава сельскохозяйственного ведомства воспитан в семье Ицхака Шамира, одного из лидеров еврейского подпольного освободительного движения ЛЕХИ, не отступать его учили и дома, и в армии.

— Вы правы относительно корней, — произносит Яир Шамир, обращаясь к Менахему Ливни. — Здесь наши корни, поэтому правительство окажет еврейским жителям Хеврона всемерную поддержку и помощь. Построить нацию можно только опираясь на глубочайшую веру в то, что эта земля принадлежит нам по праву. Народ не создашь ни за счет денег, ни за счет льгот или подачек. На таких, с позволения сказать, «ценностях» можно построить разве что жилой квартал, который будет выставлен на продажу.

«Новости недели»

Метки:

One Comment to “Корни и лоза”

  1. Чьи права- двух мнений быть не может:
    Чья земля, — того и право тоже.

Ваше мнение

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: